Geekster исследует второй сезон «Очень Странных Дел», в котором не все изменения смогли компенсировать снизившийся накал сверхъестественного ужаса.

1984 год, канун Хэллоуина. В кино идут «Конан-Разрушитель», «Гремлины», «Индиана Джонс и Храм судьбы» и множество других культовых фильмов. С событий первого сезона прошло 352 дня, и, кажется, все страшное осталось позади. Майк пытается найти способ связаться с потерянной Одиннадцать. Нэнси испытывает муки совести из-за необходимости скрывать судьбу усопшей Барб. У Джойс Байерс развивается роман с владельцем местной лавки радиотоваров, а шериф Хоппер испытывает трудности со сменившимся руководством Лаборатории Хоукинса. Но хрупкий баланс «нормальности» тихого городка снова под угрозой. За участившимися припадками Уилла Байерса и испорченными тыквенными полями скрывается влияние нового неведомого зла.

После первого сезона его создатели Братья Даффер попали в патовую ситуацию — как продолжать историю, которая, по всем канонам жанра, должна закончиться на клиффхэнгере? Изнаночный мир Upside Down потерял свою таинственность, чудовище-демигоргон повержено, а жизнь в Хоукинсе вернулась на круги своя. Шаблон предыдущего сезона больше не сработает, и поэтому шоураннеры приняли во многом спорное решение — не накручивать мистики, а сфокусироваться на персонажах и их душевных переживаниях.

Несмотря на то, что сюжетный каркас Stranger Things 2 очень схож с первым сезоном, сам сериал больше не пытается во всём подражать мистическим ужастикам Кинга. Пусть над Хоукинсом снова нависла угроза, а в стенах дома Байерсов опять происходит чертовщина, львиная доля хронометража посвящена тому, как герои справляются со своими посттравматическими расстройствами. Кто-то пытается жить, будто событий прошлого года и не происходило, кто-то ищет душевного успокоения, а в центре всего этого — несчастный Уилл Байерс, которого гнетут и городская репутация «зомби-мальчика», и вполне осязаемое зло Upside Down.

Эта тема — попытки преодолеть травматичный опыт прошлого и двинуться дальше по жизни — во многом и определяет структуру сезона. Вплоть до окончания сезона персонажи вновь раскиданы по Хоукинсу по двое-трое и пытаются решить свои личностные и не очень проблемы. Для многих это будет самым фрустрирующим моментом нового сезона — мы снова вынуждены следить за тем, как герои разными путями идут к одной и той же точке. Сериал в этот раз не ставит перед зрителем новых глобальных тайн, и без них драматическая составляющая может показаться медлительной и вторичной.

Тем не менее, эта рассредоточенность даёт простор для самых неожиданных путей развития и взаимодействий персонажей. Отодвинув на второй план одних героев, создатели дали возможность проявить себя другим. В особенности это касается Дастина — в этом сезоне персонаж Гейтена Матараццо получил, наверное, самую насыщенную и интересную сюжетную арку. Уилл Байерс, оставшись преимущественно персонажем-функцией, наделен гораздо большим экранным временем и проработкой. Местный мачо Стив продолжает свою поразительную трансформацию из напыщеного придурка в одного из самых комплексных персонажей сериала. Не осталась в обиде и Одиннадцать — её сюжетная арка, хоть и суховата, крайне важна для развития мифологии. Проснувшийся в Эл дух бунтарки-телепата и её экранная химия с Джимом Хоппером способны составить конкуренцию «Логану» в номинации «Дисфункциональная семья Года».

Но не душевными переживаниями едиными живут жители Хоукинса. Время не стоит на месте, дети взрослеют, и у них начинается половое созревание. Тема взросления, наверное, является второй по важности в новом сезоне, и можно сказать, что создателям удалось отработать её почти без проблем. После довольно агрессивного исследования этой темы в «Оно», в Stranger Things вопросы зрелости кажутся практически несущественными и не бросающимися глазами. Единственным проколом можно назвать введение персонажа Макс — героиня Сэди Синк явно создавалась с прицелом быть «рыжей оторвой в Клубе Неудачников», но пока даже шоураннеры не представляют, как правильно использовать её в сюжете.

Важной составляющей успеха Stranger Things стала бесстыжая эксплуатация ностальгии по восьмидесятым. Первый сезон был перенасыщен различными гик-отсылками, которые не только работали на атмосферу, но и играли важную роль в сюжете. Второй же сезон не сказать, чтобы отказался от их активного использования, но явно сделал лучшую работу по их маскировке. В сериале нашлось место и для упоминания Терминатора, и костюмов из «Охотников на приведений», и множества других приятных, но незначительных отсылок. Где влияние кинематографа восьмидесятых действительно ощущается, так это в постановке ключевых моментов сезона. Сериал не стесняется зачастую дословно цитировать культовые сцены из широчайшего списка фильмов — от «Aliens» до «The Warriors» — но так умело, что у зрителя не возникнет и мысли об их неуместности.

Stranger Things 2 не ставит перед целью угодить всем фанатам первого сезона. Не желая оставаться просто «шоу про ностальгию», оно попыталось найти собственный голос и поэкспериментировать со своим наполнением. И не все эти изменения смогли компенсировать снизившийся накал сверхъестественного ужаса. Стали более очевидными проблемы с темпом повествования, а окончание сезона ставит под вопрос целесообразность дальнейшего продолжения. Но, если вы достаточно инвестированы в персонажей и в выстроенный мир, вы, наверняка, останетесь в восторге и от нового сезона.

Сохранить

Сохранить

Читайте ранее:
Натан Филлион присоединился к шоу The Rookie

Deadline выяснил, что актер Натан Филлион будет сниматься в новом сериале The Rookie от...

Закрыть