Дарт Вейдер – без сомнения культовый персонаж, ставший для многих эталоном таинственного злодея. Непроницаемый шлем, форму которого хорошо запомнили даже те, кто незнаком с далёкой-далёкой галактикой, скрывает от нас личность действительно интересного персонажа. Да, многим может показаться, что Новая Трилогия стала неприятным пятном на репутации персонажа, превратив его из грозы Галактики в обиженного юнца. Но не так давно мир «Звёздных Войн» был обновлен. Вместе со старым каноном ушли и старые истории. Дописывать историю Тёмного Лорда Marvel решили доверить настоящим профессионалам. Сценаристом серии стал Кирон Гиллен, хорошо известный читателям комиксов по таким сериям как Young Avengers, The Wicked + The Divine и Phonogram. Его напарником по серии был назначен художник Сальвадор Ларокка, благодаря которому непроницаемый респиратор заиграл всей палитрой эмоций. Но мы прекрасно понимаем, что далеко не все наши читатели ориентируются в именах мэйнстримных комиксов, поэтому хотим познакомить вас с этими талантливыми авторами. Ниже вас ожидает перевод интервью, подготовленного порталом Comics Alliance. За перевод отдельная благодарность Воробьевой Полине.

Star_Wars_Vader_Granov (арт с Geekster.ru)

ComicsAlliance (CA): До тех пор, пока Палпатин жив, Вейдер так и будет оставаться учеником, который ищет одобрения учителя. Каким образом разрушение «Звезды смерти» повлияло на их отношения? Чувствует ли Вейдер свою вину за то, что не удалось уберечь, своего рода, «оружие массового уничтожения» и за многотысячные потери в армии?

Кирен Гиллен (КГ): Вы сейчас задали вопрос касаемо того момента, где и началась наша история. Конечно, не только Вейдер несет ответственность за все произошедшее, но именно он позволил повстанцам уйти с чертежами. Это была уловка с его стороны, но она привела к самым серьезным последствиям. Ответ на вопрос: что он чувствовал в тот момент, точнее, что он чувствовал в результате такой неудачи, кроется в нашем онгоинге. Позже он признает свою ошибку. Вейдер из тех, кто отвечает за свои поступки. Но, в любом случае, Император остался недоволен. И их напряженные отношения стоят в центре повествования.

Сальвадор Ларрока (СЛ): Вейдер – это Вейдер. Даже будучи в тени Палпатина, он остается человеком, несмотря на то, что его ошибки сыграли довольно большую роль во вселенной «Звездных войн». На самом деле, Вейдер всегда оставался главным персонажем.

Darth-Vader (арт с Geekster.ru)

CA: Дарт Вейдер – единственный выживший после крушения «Звезды смерти». Что заставляет его сохранять дружественные отношения с Палпатином на данном этапе войны? Мы знаем, что Энакин провалил миссию на Мустафаре, Палпатин его спас и выходил. Интересно, чем руководствуется Вейдер, страхом неудачи или искренней преданностью? Он встанет на путь Ситхов (ведомый злостью, жаждой мести и другими негативными эмоциями) или попытается найти близкого человека, в надежде, что черная полоса закончится?

КГ: Еще одна волна хороших вопросов. И вы затрагивали их ранее. Как сторонние наблюдатели, мы не можем быть абсолютно уверены. Удаленность Вейдера от читателя – это неотъемлемая часть персонажа. После пролившихся слез в конце фильма «Звездные войны: Месть Ситхов» он прячется за черной маской. Зачем он это делает?

Большую часть истории я посвятил тому, как может измениться мотивация человека и тому, как на это влияют различные новости и события. Банальный пример. В «Новой надежде» Вейдер не знает, что у него есть сын. В начале фильма «Империя наносит ответный удар» он уже об этом знает. Но мы никогда не увидим этой сцены, в отличии от той, где Вейдер говорит слова «Я твой отец». Эта тема является одной из основных в нашей истории.

CA: У вас появилась возможность превратить такого злодея, как Вейдер, в сочувствующего персонажа. У вас есть задача показать Вейдера читателям под другим углом? Или же он так и будет придерживаться тёмной стороны?

КГ: Если не брать во внимание фильмы, то на мое представление этой серии очень повлияли «Крестный отец» и «Карточный домик». Проще говоря, я хочу, чтобы история была завораживающей, пугающей, убедительной и понятной. Там необязательно должно присутствовать сочувствие. Я не хочу, чтобы читатели отвернулись от него, и, мне бы хотелось, чтобы они узнали правду о себе, как о живых существах. Несмотря на все свои неудачи, Вейдер – главный персонаж. Моя история не только о том, как бы поймать повстанцев. Он занимается этим по вторникам)). У него много и других немаловажных проблем – от преступного синдиката до других влиятельных фракций внутри Империи. Когда у нас есть выбор на чью сторону встать: Вейдера или людей, которые встречаются на его пути, мы выбираем Вейдера. У него хотя бы есть чувство собственного достоинства.

CA: Вне всякого сомнения, Вейдер, психологически, очень интересный персонаж. Мы наблюдаем за ним с неподдельным интересом. Как вы думаете, почему мы так привязаны к персонажу, от которого так далеки психологически и эмоционально? Важны ли были эти нюансы для вас, когда вы писали сюжет?

КГ: Удивительно, не правда ли? Вейдер совершает не так много поступков, но каждое его действие взвешенно и очень многое значит. Для нас важно в процессе написания этой серии сохранить достоинство персонажа. Я не хочу делать акцент на его мыслях или авторской речи. Я хочу держать читателей немного позади и заставить их задавать вопросы. У нас есть подозрения, но мы не уверены. Вейдер вас удивит. Он похож на головоломку.

СЛ: Для меня плохие парни гораздо интереснее, чем хорошие. Вейдер – культовый персонаж. Он в сознании многих поколений. Мы все любим его.

vader (арт с Geekster.ru)

CA: Какого вам обоим залезть в мысли кого-то вроде Дарта Вейдера? Какие вещи вроде книг, фильмов или музыки вдохновляют вас на создание этой серии?

КГ: Если не брать во внимание тщательное конспектирование оригинальных фильмов, то это, пожалуй, вещи упомянутые ранее: «Крестный отец» и «Карточный домик» (оригинал и ремейк Netflix). И еще, пожалуй, «Я, Клавдий». А вот с музыкой уже сложнее. До сих пор не могу составить идеальный плейлист. Грань между равнодушием и страстью очень размыта. Давайте поговорим об этом в феврале, м?

СЛ: А меня вдохновляет старая трилогия. Мне кажется именно там был настоящий Вейдер.

CA: Сальвадор, что Вы хотели нам сказать тем, что дали возможность наблюдать за отношениями учителя и ученика? Испытывали ли Вы трудности в изображении силы, злости, гнева, мести или недоверия? Ведь лицо Вейдера спрятано под маской.

СЛ: Необходимо было изобразить его таким, каким он и должен быть. Вейдер знаковый и влиятельный парень. Так что даже если у нас и не получилось, он не расстроится!

CA: Как скоро после взрыва «Звезды смерти» начинается ваша история и с какого именно момента?

КГ: Сразу же после взрыва. Повстанцы пытаются использовать свое преимущество в нападении. Империя еще не оправилась от огромных потерь. На самом деле, мы начинаем с момента, когда Империя принимает решение, как обезопасить себя в дальнейшем от подобных событий.

CA: Кирон, судя по Вашим работам: Journey Into Mystery, где история завязана вокруг Локи, The Wicked + The Divine, с главным персонажем Люцифером и серии Uber, складывается впечатление, что у вас хорошо получается писать про антигероев. Вам нравится писать о плохих парнях?

КГ: Да, меня тоже беспокоит этот вопрос. Даже если не брать во внимание серии, где все действие вращается вокруг злодеев, во многих моих книгах супергерои много времени проводят в противостоянии злодеям. Например, в серии Three очень много внимания уделялось как спартанцем, так и илотам, и так далее.

Я смотрю вокруг и вижу так много безнравственности в людях. Мои произведения – это попытка показать происходящее. Почему мы, люди, совершаем такие ошибки? Ведь все эти чудовища, они обычные люди, и они совершают те или иные поступки по определенным, ужасным, причинам. Я зациклен на этой теме. Для меня нравственность стоит на первом месте. И я понимаю, что и мне есть куда стремиться в этом плане. Вообще, все это можно сократить до фразы «пишу о том, что знаю».

CA: И последний вопрос. Мы наконец узнаем, что значат все эти кнопки на костюме Вейдера?

КГ: Вы видели картинку, где штурмовики подталкивают друг друга, чтобы нажать одну из этих кнопок, да?

СЛ: Мне кажется, эти кнопки управляют галактическим телевидением.

Читайте ранее:
Kris Anka (арт с Geekster.ru)
Крис Анка о бисексуальности Чудо-женщины

В рамках недели бисексуалов, которая длится с 21 по 27 сентября, художник Крис Анка опубликовал в своем твиттере скетч с...

Закрыть