“После истории с миллениумом идея конца света стала банальностью. Все в этом мире субъективно. И конец света у каждого свой. Если он придет к тебе, то он не покажется тебе банальным.”

Max Payne.1

Что происходит с человеком, в одночасье потерявшим все своё родное, святое, любимое, особенно в результате чьих-то преднамеренных действий? Он становится разбитым и опустошенным, а чувство вины, что вовремя не оказался на месте страшной трагедии и не успел предотвратить ее, изнутри догрызает остатки воли к жизни.

Его зовут Макс Пэйн, он – полицейский, повидавший за время службы массу несправедливости, жестокости и неминуемости новых преступлений. Столкнувшись с этим вплотную, познав на своей собственной шкуре боль от невосполнимой потери жены и дочери, пережив апокалипсис в душе, Макс больше не может плакать, смеяться и вообще испытывать чувства, свойственные нормальному человеку. Даже смерть убийц, застигнутых на месте преступления, не может принести спокойствия. Отчаяние пропитало каждую клетку его мозга и рисует безжизненные пейзажи.

Каждый миг существования – зияющая бездна, каждый шаг вперед – неопределенность. Единственно верным решением, хоть немного дающим надежду на отмщение, кажется переход в управление по борьбе с наркотиками – убийцы были под воздействием неизвестного препарата, активно начавшего набирать популярность в городе. После продолжительных поисков источника распространения “волшебного зелья” Максу удается внедриться в одну из крупных группировок мафии. Впереди едва забрезжил свет.

135264697043002733

Но какие бы карты ни были у тебя на руках, у судьбы всегда припасен свой козырь в рукаве – Макса подставляют и обвиняют в убийстве своего напарника. Кто-то решил разыграть партию по-крупному и поднял ставку. Он раскрыт, теперь за ним охотятся и копы и мафия. В плотном кольце окружения отступать некуда. Музыкальное сопровождение вторит депрессивному состоянию героя: тонкие ручейки нот собираются в водопады аккордов, стремительно срываются в пропасть и разбиваются вдребезги, болью отзываясь в сердце. Или плывут затяжными облаками, закрывая и без того мрачное небо. Жаль звучит все это не так часто.

Нуар. Этим словом пропитано все, начиная с главной музыкальной темы. Нью-Йорк, нескончаемая ночь, злачные заведения, пустынные улицы, редкие уличные фонари, костры бездомных да свет в окнах домов. Как нельзя кстати, город сковывает ледяное дыхание стихии, шкала термометра неустанно ползет вниз, снег засыпает все вокруг, и кажется, что вырваться из замкнутого круга все меньше и меньше шансов. Холодный порывистый ветер впивается в лицо и сковывает ухмылку, застывшую и практически не сходящую вплоть до финальных титров.

comics2

В этой ледяной стуже, царящей как снаружи так и внутри, нужно все время двигаться – иначе не выжить. Каждая новая дверь, каждый поворот предвещают серьезный разговор со смертью и заставляют держать бодрый темп. Арсенал аргументов обширен и варьируется от легких и колких, ошарашивающих противника с невероятной скоростью, до весьма весомых и неоспоримых. К тому же никто не запрещает использовать “македонский” диалект.

4

Единственные значимые буквы вырываются из холодных стальных пастей, раскаляемых языками пламени разогретых пороховых газов, и очередями складываются в слова, наиболее убедительно звучащие, будучи сказанными прямо в лицо. Каждый выстрел наполнен отчаянием, каждая пуля – желанием отомстить, каждое попадание – гулким отзвуком успокоения. Свинцовый шквал периодически усиливается до урагана, сметающего все на пути к возмездию. Боевые сцены сопровождает бодрая хардкорная какофония режущих слух инструментов.

Время, словно верный и незаменимый друг, то и дело замедляясь по просьбе Макса, помогает избежать ему собственной смерти и щедро наградить ею окружившего неприятеля. Когда все замирает, тогда и становятся видны те самые тонкие нити, обрывающие человеческие жизни. Камера изредка нарочито демонстрирует самые сочные ракурсы падающего замертво тела врага.

7

Единственное средство, помогающее перенести полученные в перестрелках ранения, воспрянуть духом и продолжать снова и снова двигаться к заветной цели – обычное болеутоляющее. Помощи ждать неоткуда, даже те, кто её предлагают, используют героя для достижения своих корыстных целей. Доверять можно только собственной интуиции, далеко не всегда оказывающейся с Максом заодно. Редкие передышки между схватками иллюстрируют печальную историю в виде комикса и не отступают от общей стилистики игрового пространства. Мысли и фразы Макса похожи на цитаты философа: хлесткие, точные и циничные.

comics1comics4

Водоворот событий закручивается все быстрее и быстрее. Карты одна за другой выбывают из игры, колода становится все тоньше, а ставки продолжают расти. И когда позади лежат, остывая, горы трупов, а указательные пальцы ноют от нестерпимой боли, оставшиеся игроки неожиданно вскрываются, комбинация в руках героя оказывается единственно верной и сулит только выигрыш. Становятся известны виновники трагедии, прошлое накатывается волна за волной, загнанный зверь превращается в беспощадного, бескомпромиссного мстителя и выходит победителем.

Свершилось. Но что дальше? Боль ушла и жизнь наполнилась яркими красками? Вовсе нет. Всё та же пустота внутри, всё тот же всеобъемлющий постапокалипсис…

Читайте ранее:
Koumajou densetsu 2: Stranger’s requiem косплей фото с сайта Geekster.ru
Cosplay Weekly 19.12.12

А вот и новый выпуск Еженедельного Косплея, няши :3 Всем привет! Посмотрите, какие мы...

Закрыть