В рамках новой еженежельной рубрики обозреватели Гикстера рассуждают о новинках кинопроката. Жанр фантастического боевика, кажется, умер, но на самом деле конечно же нет. Synthiemind видит в новом «Дредде» перфектную аккумуляцию всех фильмических составляющих и ощущает новое математическое удовольствие.

Будущее, Мега-Сити. Население – восемьсот миллионов человек, десять процентов из которых работает, остальные – шатаются по улицам, изобретают наркотики и бегают от правосудия. Преступность бьёт через край, поэтому отвечающие за городской порядок судьи – люди в железе и шлемах – не ждут инцидентов, они их выбирают. Дредд (Урбан) – судья. Флегматичный насколько возможно, справедливый в той же степени, отчасти легендарный и мало говорит. Кассандра (Тирлби) – стажёр. Потеряла родителей, подалась в судьи, не сдала первый экзамен, но допустилась к следующему, потому что немножко экстрасенс. Первому поручат вторую, судьба выберет дело о трёх людях, превратившихся в нелепое мясо спустя двести этажей небоскрёба (потенциальное убийство), – так стартует, вероятно, самое адское испытание из возможных для мандражирующей девочки, которая не носит шлем (мешает). Дредд, впрочем, тоже не ждал.

Пока случайно попавшие на сеанс дети молча уходят, а взрослые хихикают в кулачок после того, как метко выпущенная пуля в режиме slow motion красновато дырявит нужную голову, с тихим восторгом зарождается мысль, мол, да, наконец-то. Дело в том, что в новом фильме про комиксного персонажа неожиданным образом идеально всё. Вместо сомнительных мотивов из первоисточника – оригинальный сценарий, сложный ровно в той степени, в какой это нужно боевику, где стреляют, словесное изнасилование ловко подменяет кровавая каша, забытая аутентичность множится современностью аудиовизуальных технологий – душа радуется, а кожа потихоньку превращается в лёд.

Притом, что история построена на вполне себе каноническом антагонизме, в фильме нет ярких героев, или, если хотите, яркие все.  Дредд не может убивать бесконечно, уязвим, редко стреляет, но экстремально суров. Кассандра внешне бледновата, волнуется, но наделена драматургически органичной сверхспособностью (рука Гарленда, очевидно). Злодейка-наркодилерша Ма-Ма и вовсе обладает лицом, которое превращает зрителя в моментальный рентген-снимок, облучая агрессивной меланхолией (в кои-то веки не наоборот, что замечательно). Образ бьёт одним мейк-апом и почти не обращается к словам. Враг с обречённым взглядом ещё никогда не говорил молча так убедительно, что победит. Ему поверили – он ошибся. Красиво, элегантно.

Уникальность нового «Дредда» в контексте сегодняшнего мейнстрима подчёркивается вот ещё чем. Фильм говорит только «да» или «нет» в эпоху тотального киношного «не знаю», которое от собственного коммерческого счастья периодически демонстрирует средний палец. Причём если да – то простреливают голову, нет – вырывают полруки. В то время, как тиражируемые тенденции умного кино для всех предлагают рифмовать сюжетные линии и выстраивать вычурные смысловые конструкции, транслируя максимальную трудночитаемость в интеллектуальный экстаз, прозорливый Трэвис выдвигает изящную альтернативу – словить кайф от математической конкретики, устранить тошнотворное «может быть», пристрелить философию в соответствии с  законом. Бинарное удовольствие в противовес гуманитарному – вот оно, новое.

Рискует Дредд, кисло смотрит в никуда Ма-Ма, Кассандра корчится на полу. Играет индастриэл. Сзади – тонны отработанных гильз, спереди – финальное slo-mo и культовый статус.

Читайте ранее:
Революция фото с сайта geekster.ru
“Революция” Абрамса.

Geekster продолжает обзор самых интересных новинок этого сезона. На очереди у нас "Революция", руку...

Закрыть