В 2010 году Уильям Фридкин снял кино и назвал его «Киллер Джо». В 2011 его показали в рамках основного конкурса Венецианского кинофестиваля, где зрители смеялись и аплодировали, но на выходе из зала отмечали, насколько же это было отвратительно. В прошлом году фильм появился в мировом ограниченном прокате, в феврале нынешнего – в российском.

killer_joe2

Ночь, ливень. Взволнованный молодой человек долго стучит в дверь более-менее ухоженного дома, время от времени уговаривая негостеприимную собаку немножко помолчать. Так начинаются десятки хорроров, так начинается «Киллер Джо».

После нескольких не самых удачных попыток сказать что-то хоть на долю такое же громкое, как «Изгоняющий дьявола», Фридкин, кажется, понял, что лучше всего у него получается превращать пьесы талантливого драматурга Трейси Леттса во что-нибудь ненормальное. И если Леттс вдохновлялся Фолкнером, то Фридкин, очевидно, просто нюхал клей. Впрочем, возможно, это рецидив, возможно, еще тридцать лет назад Уильям увлекался чем-то подобным. Совсем недавно не самый неизвестный голливудский актер Джеймс Франко, заручившись помощью Трэвиса Мэтьюза, снял кино под названием Interior. Leather Bar, где реконструировал утерянные сорок минут сцен из фридкиновского фильма «Разыскивающий», странного детектива на фоне садо-мазохистских гей-клубов, номинированного ко всему прочему на неэтичную премию «Золотая малина». Стоит ли говорить, что эти самые минуты потерялись только потому, что подружиться с цензурными принципами начала 80-х у них так и не получилось.

killer-joe-Killer_joe_002_Before_rgb

«Киллер Джо» начинается как что-то ощутимо тарантиновское: здесь все слегка безумны и слегка смешны. Провинциальная махинация, предполагающая деньги, убийство и несколько других атрибутов вне закона, сообщает, что вот еще чуть-чуть – и все будут смотреть «Криминальное чтиво». Но нет, местное безумие, оказывается, имеет совершенно другую, уникальную природу. Пока черный юмор лениво растворяется в воздухе абсурдистским злом, ты уже во всю наблюдаешь, как чья-то голова становится слишком красной, чтобы быть похожей на голову, Мэттью МакКонахи имитирует половой член куриной ножкой, а избитая женщина орет во всю глотку «Go fuck yourself!» При этом тебе жутко интересно, потому что а) все внезапно слетело с катушек и б) возникает сколько неожиданный, столько же и любопытный вопрос: а правомерно ли вообще испытывать в таких условиях жуткий интерес?

Там, где Тарантино, достигнув привлекательного баланса между дружелюбным безумием и романтизированным насилием, старается его удержать, Фридкин вероломно уводит свое кино в неизвестном направлении, которое любой разумный человек назовет дорогой в ад и будет, в общем-то, чересчур прав. Здесь не самая свежая оппозиция «крутой»/«некрутой» подменяется новой: «больной»/«здоровый», – поэтому определить, смешно тебе или не очень, грустно или ты все выдумал, выходит, мягко говоря, с трудом. Идентифицировать возникающую эмоцию нельзя, ясно только то, что она сильная и, страшно сказать, все-таки положительная. Видный кинокритик Роджер Эберт, например, совершенно искренне признался, что не понимает, то ли очень любит этот фильм, то ли всей душой ненавидит.

killer-joe-001

Приходится с удивлением утвердить амбивалентное: у Фридкина чертовски элегантно получается быть психом, который устраивает войну всех против всех, и одновременно с этим самым расчетливым человеком на свете, знающим, что нужно сделать, чтобы зрители смотрели на эту войну – о, ужас – с удовольствием. Как к этому относиться, вообще говоря, не совсем понятно, но если у маститого американца была задача поразить – что ж, браво.

[yframe url=’http://www.youtube.com/watch?v=cxpvzmvFHTM’]
Читайте ранее:
CosWeekly фото с сайта Geekster.ru
Cosplay Weekly 27.02.13

Всем привет! Сегодня torimori с вами в последний раз. Последующие выпуски будут выходить под...

Закрыть