Мы заходим в маленькую комнату в подвальном помещении Российской государственной библиотеки для молодежи. Именно здесь располагается Центр комиксов и визуальной культуры – штаб-квартира фестиваля рисованных историй «КомМиссия». Как и полагается штаб-квартире тут полно планов, карт и трофеев: все полки, столы и стены отведены под самые разнообразные комиксы, как российские, так и зарубежные. Здесь  не брезгуют переводными новинками, а, если покопаться, то можно, наверное, найти и раритеты из 90-ых, когда комиксы были почти что самиздатом. На диване приютились зацензуренные болгарские стенды, не попавшие на вывеску фестиваля: мероприятие посещают дети, а южнославянские братья оказались весьма фривольны в своих художествах. Здесь же, в комнате Центра комиксов, организован перевалочный пункт – на диване и на полу сложены рюкзаки и куртки участников и волонтеров фестиваля. Хотя сейчас тут тихо, становится понятно, что работа идет полным ходом – в выходные самый накал!

Рассматривая невероятных размеров постер конкурса позапрошлого года, я подмечаю, что сегодня, когда фестивалю исполнилось  15 лет,  у всех подростков принято спрашивать, кем «КомМиссия» хочет стать, во что вырасти.

«Это полный бред, это сейчас у нас не работает, – с порога отметает Александр Кунин. – На самом деле, за 15 лет, которые существует фестиваль, в нашей стране и в индустрии комиксов, и возможно даже в первую очередь благодаря фестивалю «КомМиссия», очень многое приключилось. «КомМиссия» за эти годы пережила несколько серьезных изменений и сейчас на пороге очередного».

Александр Чедр Кунин (Geekster.ru)

«Я устраивал эксперимент»

Невысокий тоненький молодой человек с умным взглядом за очками, в неизменном черном пиджаке, с аккуратным пробором (про таких говорят «интеллигент») – Александр Кунин – просит называть себя «Чедром». Будучи руководителем Центра Комиксов при РГБМ и главным организатором «КомМиссии», он знает про фестиваль и состояние российского комикса, наверное, больше многих. Чедр всегда подходил к делу основательно: еще в 2008 г. он создал аннотированную онлайн-базу комиксных сайтов рунета и мира и, в то время как все читали комиксы, занялся анализом самой индустрии. Совсем не удивительно, что Чедр в итоге оказался у научного и фестивального руля отечественных рисованных историй.

В 2002 году, когда «КомМиссия» только-только возникла под руководством прославленного Хихуса.  Тогда это была тусовка комиксистов, которые хотели просто друг друга увидеть, первая возможность для них понять, что они не одиноки, есть еще другие такие же люди, которые рисуют комиксы, и этих людей не так мало, рассказывает Чедр. В таком формате фестиваль держался несколько лет, пока эта атмосфера уже не приелась. «Ну, да, есть вот такие же комиксисты, хорошо. Но мы хотим продаваться, хотим, чтобы нас узнавали. Почему это не происходит?» Справедливая претензия к фестивалю «КомМиссия», который претендовал на роль центрального события отрасли.  Летом 2008 г. произошел серьезный кризис фестиваля, который был связан не только с объективными причинами, но и с некоторыми личными обстоятельствами руководства фестиваля. Подробный рассказ об этом моменте  жизни фестиваля можно найти в статье Хосе Аланиза, регулярного посетителя «КомМиссии».

Александр Чедр Кунин (Geekster.ru)В 2010 году происходит следующий серьезный перелом в судьбе фестиваля, продолжает Чедр: благодаря «КомМиссии» появляются культурные институции, которых до этого не было. Александр имеет в виду книжные магазины и отделы комиксов в библиотеках. Именно тогда возникает магазин «Чук и Гик», и в этом же году появляется библиотека комиксов, Центр комиксов и визуальной культуры.

«Я устраивал эксперимент, – рассказывает Чедр. –  Хихус разрешал мне на фестивале делать то, что мне хотелось. Так мы устроили первую открытую библиотеку комиксов, и я помню, как АСТ, Эксмо, Сакура-Пресс и другие издательства предоставили книги. Мы сначала боялись, что у нас все украдут в первый же день, потому что мы бы, наверное, сами все украли! Но все вышло иначе, и библиотека пошла на ура. Потом мы устроили круглый стол книготорговцев, издателей и одного библиотекаря – это была директор РГБМ Ирина Борисовна Михнова. И благодаря этому круглому столу удалось заинтересовать РГБМ комиксами, а затем и вписаться в структуру этой федеральной библиотеки. И все это случилось исключительно благодаря фестивалю «КомМиссия»!»

Александр объясняет, что библиотека комиксов в РГБМ – это путь в регионы. Например, фестивалю  удалось пробить возможности для самарских друзей, Выставки Авторского Комикса под руководством Александра Козлова и Константина Буянова, чтобы они тоже «вписались в библиотеку». Теперь они не просто в антикафе встречаются, а есть библиотека, есть залы, есть фонд.

Я замечаю, что это настоящая институциализация: в голове возникает образ кабинетов, чиновников и печатей, но Чедр, видимо, имеет в виду другое: возможности для развития отрасли.

«Именно! – восклицает Александр. –  И, как ни странно, если институтов этих нет, то и индустрии никакой не будет. Посмотрите, например, что происходило в конце 80-х, в 90-е годы. Комиксы издавались, но не было институций, никто не поддерживал отрасль. Не было ни специальных магазинов, ни специальных библиотек, ни специальных фестивалей, ничего такого не было. В итоге многотысячные тиражи –  они ушли, и где они сейчас, непонятно».

«Все ориентируются по большому счету именно на формат ComicCon»

Следующий очень важный этап в жизни «КомМиссии» случился с появлением первого ComicCon в Москве.

«Максим Маслов, продюсер и организатор выставки «ИгроМир», обратился ко мне, говорит: «Давай попробуем как-то включить комиксы в нашу программу, сделать что-то. Давай подумаем», – вспоминает Чедр. – Мы стали придумывать, сделали очень аккуратный первый ComicCon, который был на самом деле расширенным «Игромиром», но мы все оказались ошарашены количеством посетителей и их отношением. Это были реальные гики, это была не та аудитория, которая приходила в 2010-13 году на фестиваль «КомМиссия»».

Я вспоминаю сносящие все на своем пути толпы девочек с безумным от обожания взглядом, рвущихся к сцене с Мишей Коллинзом, актером сериала «Сверхъестественное» и первой большой «звездой», которую организаторы смогли привезти на фестиваль.  Все они мало имеют отношения к комиксам. На скромно сидящего в уголке Дэвида Ллойда – на минуточку, художника одного из известнейших графических романов «V значит Вендетта»! – многие даже не обратили внимания.

«Но что важно еще, ComicCon сильно ударил по всем, – продолжает Чедр. –  В России появился формат и новое отношение к комикс-фестивалям.  И как мне кажется, хотя может я и ошибаюсь, но те фестивали, которые сейчас проводятся в нашей стране – а их много  – они все ориентируются по большому счету именно на формат ComicCon».

РГБМ Коммиссия (Geekster.ru)

фото из архива РГБМ

На ум приходят недавние «БигФест» в Питере и Московская Комикс Конвенция, прошлогодний Everycon: все они действительно более-менее успешно адаптировали комикконовскую модель. Но главные их отличия, которые бросаются в глаза – это мультимедийность (не комиксами едиными) и большая ориентация на обычных посетителей, а не авторов.  Но, по мнению Александра Кунина, они со своим фестивалем уже побывали и на этих землях:

«Если вы помните, был такой проект «День Открытых Миров». Это была попытка по большому счету сделать из «КомМиссии» что-то более массовое, что-то более “комикконовое”, но в итоге мы отказались от этой идеи. Да, она хорошая, это коммерческая идея, но у «КомМиссии» другая задача все-таки».

Чедр пускается в объяснения:

«Есть авторы, которые уже опубликовали свои книги, или они работают в крупных издательствах. Не буду называть это издательство… Ну, например, в Bubble, ладно! Их узнают люди. Но путь, который проходит автор к своему читателю, тернист. Если ты начинающий комиксист и хочешь попасть на аллею авторов, чтобы тебя большой фестиваль комиксов привез за свои деньги, усадил бесплатно, и ты мог там презентовать свои работы – для этого нужно пройти большой подготовительный путь самостоятельно. И, как ни странно, сейчас  только фестивали «КомМиссия», и еще «Бумфест» и Выставка Авторского Комикса  – но у них есть своя специфика – вот они могут помочь человеку профессионально развиться. И стало ясно, что «КомМиссия» сейчас должна по большому счету уйти именно в эту область».

То есть стать стартовой площадкой для новых авторов, и  дать им возможность выйти в жизнь? –  уточняю я.

«Именно так, да. И если вы посмотрите на то, что происходит сейчас здесь, то поймете, что мы, в общем-то, эту идею и пытаемся реализовать. У нас идут нон-стоп мастер-классы, воркшопы, лекции, презентации. Мы делаем мероприятия для детей. Но опять-таки детские мастер-классы ориентированы не на то, чтобы завладеть детской аудиторией, а чтобы наши художники, которые хотят работать для детей, могли почувствовать себя с этой аудиторией, научиться общаться с ней.  И после этого фестиваля у нас планируется еще рад мероприятий в Москве, где мы будем наших авторов выпускать на публику. Мне кажется, что в этом смысл сейчас у фестиваля».

«У нас большие проблемы с войной, просто катастрофа».

Безусловно, за последние несколько лет российская комикс-индустрия развивалась семимильными шагами. Но, как считает Чедр, скоро рынок насытится иностранными переводными комиксами, и встанет вопрос: а что же наши? Есть старая гвардия, типа Аскольда Акишина и еще нескольких молодых имен, есть компания Bubble  (весьма себе солидная, но с определенным таким вектором, уточняет Кунин), и, в общем-то, все.

Александр Чедр Кунин (Geekster.ru)

фото из архива А. Кунина

«То есть где, например, у нас специальные производственные романы? – почти что возмущается Чедр. Видно, что его эта тема всерьез волнует. – Вот Варвара Леднева, один из начинающих авторов, на конкурс фестиваля она сделала замечательную историю о круговороте воды в городской системе, о том, как происходит ее очистка. Это классный комикс, но кроме нее в этом жанре никто не работает. У нас большие проблемы с войной, просто катастрофа. У нас по пальцам пересчитать можно тех авторов, которые рисуют на военную тему: Павел Федорищев, Аскольд Акишин, Алексей Трошин. Тер-Степанов сейчас новый, очень интересный автор появился. Еще пара имен есть, и все.  Больше о войне никто не пишет и не рисует серьезно. Первая мировая война – кроме Алексея Трошина и Федорищева этим никто больше не занимается. Почему? Огромная тема, здесь могут быть деньги, это может быть интересно публике».

«У нас большая проблема со сценариями, – наступает на больную мозоль для многих начинающих комиксистов  Кунин. – Хотя мы вот здесь на фестивале сделали площадку для Creative Writing School, дали площадку для нашего собственного проекта «Сценарный час», на котором Владимир Максимушкин выступает, на котором Богдан и Хатчет выступают. Есть еще несколько проектов именно посвященных сценариям. Мы пробовали в прошлом году объединить писателей-фантастов и комиксистов, но это не работает»

Точнее это может работать, если в это вливать деньги, а самостийно  оно  не получается. Нужно формировать круг сценарных курсов, которые будут ориентированы именно на комиксы. В таком случае есть какая-то перспектива. По мнению Кунина, фестиваль «КомМиссия» – это и должна быть такая точка сбора не только для молодых авторов, но и для всевозможных образовательных проектов.

«Другой важный момент, который мы обозначили для себя: надо развивать науку о комиксах, – еще одно проявление  тяги к анализу и систематизации у Кунина. – В этом году мы устроили первую конференцию исследователей рисованных историй «Изотекст». Сборник «Изотекст» ранее был рассчитан на библиотекарей, чтобы они имели возможность получше узнать специфику комиксов. Свою задачу за эти шесть лет мы выполнили: в любой библиотеке – хоть специализированной, хоть публичной – сегодня легко можно устроить уголок комиксов или мероприятие, посвященное этой тематике. Нет проблем! Но теперь перед сборником «Изотекст» новая задача: нужно серьезно выходить в научную сферу. Мы не стали на пятнадцатом фестивале разводить какой-то шумихи, потому как нам интересно найти сейчас себя, а не распиариться. Надо провести эксперимент, поставить на себе опыт».

Первая конференция «Изотекст» длилась два дня, приехали исследователи и авторы из Омска, Екатеринбурга, Питера и Москвы, в том числе, Михаил Заславский и Михаил  Хачатуров. Были иностранные участники: Николас Гривель из Франции, Ирина Антанасиевич из Сербии, Александр Вычков из Болгарии. «Мы не зря пригласили в этот раз на фестиваль именно Балканский блок, – отмечает Кунин, – потому что нам хочется понять, как наши близкие по духу товарищи там, в Европе, развивались, и как развивался там русский комикс. Многое из того, что представлено у нас на болгарской и сербской выставке, – это либо произведения русских иммигрантов, либо русская тема».

Первая конференция носила общей характер, участники прошлись по верхам самых разнообразных тем. А вот следующая будет уже тематической и углубленной по направлениям.  Это, безусловно, важная веха в истории фестиваля, но почему-то напрашивается известная шутка про «Наука есть, а жизни нет». Не считая переводных комиксов, именно отечественного рынка, по сути, еще нет. Так что же изучаем?

«Конечно, нам нужно финансирование»

Как мы уже отмечали в нашем обзоре фестиваля, «Аллею авторов» решили устраивать не на какой-то одной общей площадке, а вынести ее за скобки и провести в вечернее время. Аллею включили  в программу «Ночи музеев», а местом действия стал клуб «Точка сборки». Получилась, целая вечерника.

«Конечно! Конечно! Мы увидели в прошлом году на нашей Аллее в ArtPlay (где ранее проводился фестиваль), что ребята чувствуют себя неуютно, они всегда у всех на виду. Может на других фестивалях, на ComicCon, на Большом фестивале, на Бумфесте, там другие обстоятельства, – снова пускается в сравнения Чедр, – но мы должны идти своим путем. И сейчас мне очень понравилось, как это выглядело. Drink & Draw Party – это неформальная «Аллея авторов», где можно быть совершенно свободным:  взять пиво, если хочешь, перекусить, пообщаться, где ты даришь, разговариваешь, продаешь, знакомишься. Я думаю, что этот опыт всем понравился».

Могу подтвердить, что и авторы и посетители были очень довольны. Этот формат оказался исключительно удачным. Ну, где еще, стоя с бокалом пива, можно разглядывать фоточки со съемок боевиков на телефоне Рика Мейерса?

Неожиданно Кунин мрачнеет и переходит к не такой легкой, как рисование скетчей под коктейль, теме: «Конечно, нам нужно финансирование. Я не знаю, как оно будет формироваться, учитывая, что мы не готовы ложиться под государство, в смысле, под какую-нибудь там пропаганду…»

Александр Чедр Кунин (Geekster.ru)

фото из архива А.Кунина

Фестиваль пробовал взаимодействовать с издательствами и магазинами, например, с «Чуком и Гиком» и Bizzarebook, которые помогали привозить некоторых гостей.  Они вложились деньгами, автор приехал в магазин, мелькнул лицом, но отдачи серьезной магазины не получили, признает Александр: «И я боюсь, что магазины в принципе в этой ситуации не могут получить серьезной отдачи».

Вероятно, своих авторов должны возить издатели, но не всем по карману привезти серьезного гостя. Сама «КомМиссия» очень  часто своих гостей, даже звезд, везет при поддержке посольств и культурных центров. Например, тот же Дэвид Ллойд, приехал исключительно по дружбе. Но если бы его приглашали официально, это стоило бы очень дорого, потому что как минимум гонорар ему нужно платить серьезный, а не $200, которые выглядели просто комплиментом.

Я отмечаю, что молодые комиксисты, для которых сейчас и хочет развиваться «КомМиссия», прежде всего, заинтересованы в том, чтобы где-то напечататься. Возможно ли привлекать крупные издательства к тому, чтобы они нашли здесь своих новых авторов?

«Все крупные издатели заходят на сайт фестиваля «КомМиссия», смотрят конкурсные работы, смотрят Высшую лигу и связываются напрямую с авторами через соцсети, – отвергает такую идею Кунин. –  Издатель (и это правильно) – это человек, который занимается бизнесом. Ему нужно два обстоятельства: где продать товар и где купить рабочую силу. Чтобы продать товар, нужен формат ComicCon, когда у тебя 157 тысяч человек, проходимость в день вообще неимоверная, и реально у тебя все скупают. В это есть смысл вкладываться, на такие конвенты есть смысл приглашать серьезных гостей».

А где купить – это Вконтакте, Фейсбук и прочие соцсети. Александр не видит смысла устраивать что-то такое на фестивале.  Для людей, занимающихся бизнесом, «КомМиссия» – это не место рекрутинга, а это место дискуссии: где можно поднять острые вопросы профессионального характера, получить толковую критику на свой проект, найти аудиторию для образовательных программ, узнать что-то новое или найти свое место в профессиональной среде… Вот зачем нужна «КомМиссия», по его мнению.

На самом деле, все издательства, занимающиеся комиксами в России, бывали на площадке фестиваля «КомМиссия» и пробовали эту площадку использовать для своих целей, это и “Фабрика комиксов”, и “Истари Комикс”, и “Альт-граф”, и “Комильфо”, и “42”, и «Бумкнига», и Bubble, и многие другие.

Мы завершаем интервью. Направление, в котором движется фестиваль «КомМиссия», стало понятно: это  научная работа, поддержка и вывод в люди новых авторов, обучение и повышение их навыков  как в рисовании, так и в изложении истории, развитие международного сотрудничества.  Но и про развлечения тоже не забудут, в этом можно не сомневаться. Осталось все это отточить до концентрированной формы, найти для основной площадки помещение получше и понять, как получить финансирование.  Но, имея в виду устремленный и систематический характер Александра Кунина и его горячий интерес к своему делу, верится, что решение проблем возможно.

«Вот мой ответ на ваш вопрос по фестивалю «КомМиссия», – прощается с нами Чедр, когда мы выходим из тихой комнатки Центра комиксов в жужжащие коридоры РГБМ, полные комиксистов, посетителей, волонтеров, детей и их родителей.

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Читайте ранее:
Интервью с Риком Мейерсом

Писатель Рик Мейерс в мае побывал в Москве и пообщался с Geekster.ru о своих...

Закрыть