Выживший: Как ДиКаприо за Оскаром ходил

В путь Леонардо отправился в далеком 1993 году. Пошел тогда молодой гений к шведскому киноделу Халльстрёму и получил роль слабоумного брата главного героя в небезызвестном «Что гложет Гилберта Грейпа?». В первый раз ускользнула из рук статуэтка заветная.

Долгое время пережидал молодец, и все ж направился к мастеру Скорсезе за ролью могучей: отыграл в «Авиаторе» — блистательно, да недостаточно. Вновь Оскар сбежал от хозяина. В сети попался лишь Глобус Золотой.

В третий раз погнался ДиКаприо за золотым человеком, но Цвик принес лишь «Кровавый алмаз».

Обратился Леонардо и к Тарантино волшебному. Руку порезал, а не дали даже номинации.

Снова вернулся герой наш к другу старому, Скорсезе Мартину. Ошеломил всех игрою своей, да, видно, чересчур. Не решились знатоки наградить героя столь греховного. Только Глобус второй прилетел на полочку.

И вот пришел Леонардо ДиКаприо к чародею из Мексики…

Притча во языцех, о которой не обмолвился только самый ленивый. ДиКаприо и Оскар. Оскар и ДиКаприо. Скорее всего, статуэтка и самому актеру уже не особо-то и нужна, но народ все продолжает ждать и верить. Особенно когда новый фильм с ним ставит прошлогодний триумфатор церемонии.

Но это уже не тот Алехандро Гонсалес Иньярриту, которым все восторгались в «Бердмене». И совсем не тот Иньярриту, с которым мы познакомились в «Сука-любовь». Мексиканец стал тягучее, ровнее и спокойнее; рассказывает уже не только о людях, их трагедиях и переживаниях, но и о природе и ее законах. Которой, собственно, плевать хотелось на все и всех: будь то битва за выживание между бизонами и волками, или борьба за земли между индейцами и американцами. Все вокруг окропляется кровью, клацают зубы, летают стрелы; а река знай себе течет дальше под шум нескончаемого холодного ветра. Природа становится одним из героев картины, молчаливым и беспристрастным наблюдателем за жестокими играми людей. А режиссер любуется ее величием, оживляя на экране с помощью камеры гениального Эммануэля Любецки.

И, тем не менее, несмотря на все красоты дикой природы, пойманные на пленку, не покидает странное ощущение. То ли Иньярриту вконец «оголливудился», сняв гибрид выпуска «National Geographic» и практически любого фильма о выживании, то ли ему просто захотелось поставить созерцательную картину о человеческой натуре и силе воли на фоне захватывающих дух пейзажей. И вроде даже почерк Иньярриту чувствуется, да что-то не так. Не хватает того задора, желания запутать, которые всегда так привлекали в работах мексиканца. Слишком просто. Слишком мы привыкли к более интересному Иньярриту.

Невероятную историю выживания Хью Гласса, первопроходца американских просторов, уместили в пару строк еще до выхода фильма, поэтому не стоит бояться спойлеров. Главный катализатор всего сюжета был известен заранее, так что за два с лишним часа зритель не узнает практически ничего нового. Весь фильм будет состоять из множества прекрасных видов природы, которые хоть сейчас распечатывай, да вешай на стенку, и таких привычных для Иньярриту крупных планов с лицами ведущих актеров. В основном, конечно, кадры с ДиКаприо, мужественно переживающего все тяготы, выпавшие на долю Гласса.

Чтобы в зале не стало совсем скучно, в реальную историю, на основе которой сочинялся сценарий, добавляется пара деталей, немного освежающих сюжет и дающих возможность разбавить его небыстрый темп. По большей части это касается героя Тома Харди – Джона Фицджеральда, из которого делают такого форменного подонка, каких в кино давно уже не встречалось. А британец справляется с ролью так потрясающе, что довольно абстрактный перевод названия в нашем прокате даже вносит некую сумятицу в просмотр фильма. «Выживший» — это ведь можно отнести как к герою ДиКаприо, так и к герою Харди, тут уж с какой стороны поглядеть. Оба мужчины хотели выжить, и это еще вопрос, кто из них для этого был готов на большее. Только оригинальное название, «The Revenant» — «вернувшийся с того света», отсылает нас прямиком к Глассу, зубами выцепившего свою жизнь у смерти.

И несмотря на уже полученный очередной Золотой Глобус, главный вопрос остается пока открытым: наиграл ли на Оскар? Перенесенными мучениями – более чем: ДиКаприо вам и с медведем подрался, и в лошадь забрался, даже мяса сырого испробовал. А вот игрой – уже очень спорно. После «Волка с Уолл-стрит» мы ведь и к Леонардо более интересному привыкли.

Эльга Ботнарь