Ненаше всё: «Алан Мур. Магия слова»

Чего греха таить? Ревью книги Ланса Паркина «Алан Мур. Магия слова» от «Эксмо» было тяжело писать. И в какой-то момент я поняла почему. Алан Мур достаточно много и прожил, и натворил, чтобы чтение его произведений непременно предварялось изучением его биографии.

Где так делают? Правильно. На уроках литературы. То есть «Алан Мур. Магия слова» — это не просто книга про писателя; это (достаем тетрадки и ручки, записываем) учебное пособие. Но к вышеозвученному тезису мы еще вернемся. А пока что, как говорится, без спойлеров пройдемся по содержанию.

«Магию слова» неправильно было бы называть биографией писателя. Это скорее биография писательских приемов, творческий путь из варяг в греки, раскрывающий попутно некоторые нюансы жизни человека, в чем теле обитает писатель. Вот сейчас, думается, надо прояснить.

Дело в том, что как лирический герой, скажем, Пушкина в стихотворении «Узник» не тождественен самому поэту Пушкину, так и поэт Пушкин не тождественен Пушкину-человеку, которому надо (так, если что) нет-нет да и ходить на работу, вытирать детские сопли и слушать, как истерит Наталья Николаевна, когда у нее там, ну, вот это вот всё.  У Пушкина-поэта с женой были высокие отношения. Он из-за нее, между прочим, с Дантесом стрелялся. Едва ли в историю вошел бы тот факт, что однажды она ему сказала: Александр Сергеевич, сукин ты сын, что так трудно огрызок за собой со стола убрать?

Собственно, в книге Ланса Паркина речь как раз-таки идет именно о становлении Мура как писателя и визионера. Хотя попутно он раскрывает и некоторые интересные детали, которые, в общем-то, развенчивают некоторые мифы вокруг «фигуры гиганта комикс-индустрии». (Ну, вы поняли, он высоченный двухметровый дядька). В частности, уже в самом начале из уст самого Мура мы узнаем, что слухи о его смерти запредельной космической нищете, мягко говоря, преувеличены. Да, семья жила очень скромно и даже прижимисто, но в конце концов, у Алана было двое работающих родителей, и никто из них забивать на своих детей явно не собирался.

Тем не менее, подобных моментов в этой биографии — меньшинство. Зато много богато проиллюстрированных (увы, в переносном смысле) зарисовок о труде комиксиста в Британии во второй половине ХХ века. Местами откровенных и даже грязных. Посмотрите на «Хранителей»; вы видите конъюнктурщика? А он есть.

И вот то, о чем я говорила в самом начале. Многие вехи и вешки эпохи больших Муровских романов утонули в потоке времени. В нынешних реалиях уже и современному британцу (чего уж говорить о нас, псковских) зачастую неясен социальный комментарий или бэкграунд, стоящий за сценарием. Это как раз то, из-за чего перед прочтением «Мцыри», надо сперва пройтись по биографии Лермонтова. Литературное произведение (а графический роман, Владимир Ростиславович, — это вне всяких сомнений именно оно и есть) теряет львиную долю своей истинной силы вне контекста.

Читать вики, хоть оригинал, хоть локализованную версию, о Муре оказывается практически бессмысленно. Реалии там уступают пальму первенства красивым мифам, за которыми не видно, что, к примеру, не стоит воспринимать все написанное Муром всерьёз. Это некий троллинг, густо замешанный на постиронии. «V – значит вендетта» не так уж и сильно призывает к революции, чтобы ты пошел, да и купил себе маску Гая Фокса. Роман скорее смотрит и ждет, когда ты, воодушевившись, пойдешь да и прикупишь уже себе маску Гая Фокса. И не стоит забывать о личности (и о личности ли?), какого именно человека мы ведем разговор. Откровенно говоря, порой создается впечатление, что Алан троллит и самого Паркина.

На мой взгляд, обсуждая это издание, стоит остановиться на языке изложения. Мне он показался довольно тяжеловесным и —снова — тяжелым для восприятия. Я, увы, не смогла найти ни книги, ни достаточно объемного для сравнения куска текста оригинала и не могу судить: виной тому язык автора или все же переводчик и редактор не смогли подобрать удачный ритм. Книга идёт туго.

Ко всему прочему, катастрофически не хватает хотя бы опорных картинок. Повествование изобилует отсылками к комиксам, журналам, фотографиям и плакатам. Все это постоянно приходится гуглить. Возможно, английские и американские читатели не нуждаются в визуальном подкреплении текста, так как находятся как бы внутри контекста. Мне, даже обладая некоторыми базовыми знаниями о комикс-культуре 60-80-хх, порой было очень сложно разобраться.

Бумага тонкая и серая, что, впрочем, самой книге, на мой взгляд, пошло только на пользу. Такой огромный объём на толстой бумаге увеличил бы вес книги так, что хранить ее пришлось бы, разве что, на полу. От серого фона глаза не так устают. Напрягать их придется много — читать действительно немало.

Фанаты, в основном, хвалят ярко-желтую обложку русского издания. Мне почему-то кажется, что оригинальная смотрится лучше. Но тут, как понимаете, побеждает статистика. Неоспоримо атмосферно смотрятся форзацы.

Для кого эта книга? Безусловно, она необходима каждому, кто намеревается связать свою жизнь с комиксами, наравне с «Моей комикс-биографией» Аскольда Акишина. Полезна она будет и всем поклонникам Алана Мура и, в особенности, «V -значит вендетта» и «Хранителей».

Купить на сайте издательства
Оригинальное название: Magic Words. The Extraordinary life of Alan Moore
Автор: Ланс Паркин
Перевод: С.Карпов
Переплет: твердая обложка
Формат издания: 125×200 мм
Количество страниц: 608
Год издания: 2019
Издательство: Fanzon
Возрастной рейтинг: 16+
ISBN: 978-5-04-101311-0
ISBN:978-5-04-095321-9