«Середина 90-х»: скейты, выпивка, хип-хоп

Каждый хоть раз, но скучает по своему детству. Драма «Середина 90-х» от комика Джоны Хилла — не то лишнее расчесывание старых ран, не то неудачное примирение с ушедшей эпохой.

Мелкий пацанёнок Стиви живет во времена, не знающие гаджетов, и совершенно не представляет, чем себя занять, шляясь по солнечным улицам Лос-Анджелеса. Но новые друзья, а с ними и все прелести подросткового взросления, находятся быстрее, чем он успевает научиться кататься на злополучном скейтборде.

Есть, видимо, у актеров-комиков своя особенная шутка — показать зрителям и критикам, что могут они, оказывается, не только в юмор и абсурд. Уже и не сосчитать, сколько раз Джим Кэрри успешно примерял драматические роли; чуть меньше известен своими схожими экспериментами Адам Сэндлер, которого последнее время, к сожалению, больше вспоминают провальными комедийными ролями; или, например, совсем свежий пример Джона Красински, за один год успевший вступить в схватку с террористами и жуткими монстрами в придачу. Чем, собственно, хуже Джона Хилл, подумал Джона Хилл, и снял драму «Середина 90-х».

Фильм не лишен юмора совсем уж напрочь: шуточки и забавные ситуации нет-нет, да проглядывают даже сквозь пыльную завесу американских бедных районов. Но по большей части Хилл остается верным своим словам и снимает картину, вдохновленную другими историями таких же «взрослых» тинейджеров из фильма «Детки» (1995). И именно поэтому «Середина 90-х» сосредотачивается скорее на том, что связано с подрастающим поколением в любой стране и в любое время, но о чем все предпочитают стыдливо молчать (брань и алкоголь, сигареты и наркотики, секс, проблемы в семье, беспросветное будущее и прочие радости жизни).

Только вот ничего по-настоящему нового для жанра Хилл так и не завозит. Как и всегда, персонажи здесь довлеют над историей (одного из отщепенцев зовут Вотдерьмо – такие характеры вырисовываются будто бы и без режиссерской помощи или актерской школы). Сама история в который раз перемалывает типичные шаблоны в нечто, состоящее из неполных семей, родителей-алкоголиков и отсутствия перспектив. Тут же, честно скажем, и недостаток желания стремиться к чему-нибудь помимо легкого забытья в виде друзей, досок и протеста против этих «долбаных козлов» взрослых. И только сам режиссер продолжает заворачивать печальный, в общем-то, слепок из жизни уже выросшего поколения в трогательную, по его мнению, обертку из ностальгии по ушедшей эпохе широких футболок, кассетных записей и ярких бейсболок. Видимо, именно скучая по временам своей молодости, которую всегда помнишь в лучшем свете, чем на самом деле, режиссёру не удается поднять градус жести происходящего до уровня тех же «Деток». Хилл представил зрителям её слегка выбеленную версию о парне, который все падает и падает, но не устаёт вставать ради того, чтобы быть частью хотя бы чего-то в этом мире.

Стоит ли смотреть очередной, не самый выдающийся фильм о жизни на улицах, только ради того, чтобы убедиться в том, что у Джоны Хилла помимо чувства юмора есть еще и сердце, а заодно всплакнуть над воспоминаниями о магнитофонах, тамагочи и жвачках «турбо»? Очень сомнительно, особенно если уже видел с десяток подобных откровений.