«Трансметрополитен» — вне времени и все ещё остро

Комикс «Трансметрополитен» поднялся на дрожжах киберпанка 80-ых, был создан в отвязные 90-ые и на заре 20-ых добрался до России с изданием от «Азбуки». Поздно? Или как раз вовремя?

Я открываю массивный том, и на меня обрушивается дух комиксов 90-ых. В то время у авторских графических романов была своя особая атмосфера. Такие разные по жанру они все отличаются особым настроем: хулиганским, отчаянным, свободолюбивым, бунтарским и немного раздражающим.

ТрансметрополитенНедалёкое будущее: печатающие еду принтеры, транслюди с генами инопланетян, криозамороженные люди, digital-перенос, нанооблака, чипирование, анальное зондирование, трущобы и прочие радости пост-киберпанковского будущего. Прославившийся расследованиями коррупции журналист Спайдер Иерусалим скрывается от поклонников и хаоса в горах. Однако, но вынужден вернуться в город: заказанные ему давно книги сами себя не напишут, а материал где-то надо брать. Да и аванс уже проеден-пропит-вынюхан. Спайдеру придётся устроиться на работу в местную газету «Слово» и выдавать на-гора еженедельную колонку.

Предупреждение: если вы взяли «Трансметрополитен» Уоррена Эллиса и Дэрика Робертсона на волне хайпа («Чего это так все ждали пять лет?»), но не готовы к содержанию, вам может быть непросто втянуться и захочется в недоумении бросить комикс. Так и есть: у комикса не самый низкий порог входа, его не подсунешь российскому чиновнику, чтобы продемонстрировать “взрослость” рисованных историй. С большой вероятностью, после этого все издательства комиксов вообще запретят.

На первых страницах комикс бесит и раздражает. Слишком много всего в кадре, идёт плотный визуальный поток, наседают рекламные баннеры на разворотах, главный герой плюётся отборным русским матом через слово, дразнятся нарочито хулиганские названия вымышленных брендов, “пузыри” сыпят непонятными словами и выражениями, задающими образ киберпанковского будущего. И это действительно утомляет — приходится продираться.

А потом озарение: именно так чувствует себя Спайдер Иерусалим, возвращаясь в город после многолетнего отшельничества. Авторы передали ощущения героя через страницы комикса.  Но дальше кадр за кадром втягиваешься в этот сумасшедший мир.

В Городе Иерусалим первым делом включает телевизор и программирует его на переключение каналов каждые 20 секунд для работы: поймать ритм города, узнать, чем он сейчас живёт, и выловить для себя достойный сюжет. Я открываю десяток вкладок в браузере и скачу между ними: статьи, чаты, видосики, рабочие сервисы — едва ли можно удержать внимание на чём-то более минуты. Спайдер ненавидит лживое и отупляющее, с загружаемой прямо в мозг рекламой телевидение, но не может жить без него. А куда уж мне без интернета?

Пусть технологически мир «Трансметрополитена» не совсем угадал с предсказаниями, но уловить тренды Эллису удалось. Не только про информационную зависимость и свободу меньшинств, иногда доходящую до абсурда (как это вы против человеческих жертвоприношений? Это их культура, вы должны уважать её!).

То, как Спайдер обнажает и громогласно озвучивает проблемы и социальные болячки сейчас выглядит наивно: ну, что за это время мы не видели в комиксах — и что мы тем более не видели в жизни? Полицейская жестокость? Консьюмеризм? Лживые пророки? Цифровой эскапизм? Цифровое рабство? «Любое правительство, конечно же, против свободы». Но история не теряет своей актуальности, как видно. Кажется, что сейчас журналисты вновь стали важными действующими лицами реальности. И среди них не только герои, эдакие журналисты-правдорубы. Есть и журналисты, которых мы спасаем, а  есть и журналисты, которых мы осуждаем.

Вообще, Спайдер не самый приятный герой. Он скорее антигерой. Пусть его идеалы возвышенны, но вот методы… Эх, Спайдер, Спайдер, сукин ты сын! Перефразируя Хантера Томпсона, можно сказать, что Спайдер обречён на поиски правды в абсолютно лживых вещах. Это его цель, миссия и крест. Да только какова цена этой правде, если сам нечистоплотен? Хуже того: не замечаешь этого, считая, что всё правильно? Наверное, в 90-ые и авторам, и молодым читателям поведение Иерусалима казалось крутым: он бунтарь, отвязный искатель истины. Но герой ещё к тому же грубиян и мизантроп,  беззастенчиво пользуется людьми, унижает их, проявляет сексизм и склонность к манипулированию, разрушая жизни друзей и родных. Причём последствия “абьюзивного” поведения могут неожиданно вскрыться годы спустя. Вот ведь совпадение, да, Эллис?

Трансметрополитен (geekster.ru)Каждый раз, когда Спайдер кричал со страниц, что хочет для всех Правды (и бил за это лица), меня немного передёргивало от максимализма и ощущения, что с таким лозунгами творятся обычно самые ужасные вещи. Правда не может быть в руках только одного человека.

Ну ладно, за Спайдером зато действительно интересно наблюдать, он по-настоящему яркий и запоминающийся персонаж с чувством (извращённого) юмора.

Пусть главное действующее лицо Спайдер, но названии комикса совсем не он, а город. Причём с большой буквы — Город. За 13 выпусков огромный Трансметрополитен покажет себя со всех сторон: киберпанковые джунгли, культурно-исторические резервации, нищие районы с отбросами и наркоманами, элитные дома с технологическими чудесами, хайвеи с бесконечными пробками и чёрт знает что ещё. И конечно — жители города во всём многообразии: такого количества социальных классов, субкультур, религий, наций и слоев не найдёшь ни в одном реальном городе. Все они тут!

Этого города не было бы без художника Дэрика Робертсона, который воплотил в карандаше и архитектуру, и лица Города. Это не мрачный техногенный улей а-ля «Бегущий по лезвию». Скорее он напоминает современный американский мегаполис с немаленькой такой дозой технологий будущего. Робертсон вырисовывает Город с любовью — это видно — и умело играя настройкой детализации: то подробно изображая насыщенные городские джунгли, то смягчая фон, чтобы сконцентрироваться на героях. Развороты с толпами, где ни одного похожего, нет-нет да и мелькает отсылка к знаменитости или популярному персонажу — отдельные достижения комикса. Я уже нахваливал Робертсона за его работу над «Пацанами», а тут он на пике своей формы. Мимика и выражения лиц героев и массовки чудесны.

Часть выпусков из двух вошедших в сборник томов — самостоятельные истории. Где-то Спайдер готовит очередную колонку, где-то просто тупит в телеящик. Другие образуют сюжетные арки. В самом начале журналист освещает историю протестного и подавленного полицией района, а последние три регулярных выпуска связаны общей динамичной и кровавой аркой. На журналиста начинают охоту таинственные убийцы, а ему надо выяснить, куда пропала замороженная голова его ненавистной жены!
Русское делюкс-издание у «Азбуки» вышло внушительным. Помимо 12 первых выпусков и ещё одного специального рождественского (что не вяжется с панковским характером комикса, ну да ладно), в книгу вошли скетчи, небольшие эссе Уоррена Эллиса о создании комикса и собственных воспоминаниях, сценарий и раскадровка одного из номеров. И, конечно же, комментарии на несколько страниц, которые помогут отловить все отсылки и реалии 90-ых, если пропустили при чтении. Формат повторяет прошлое издание по Vertigo — «Джон Константин. Hellblazer. Опасные привычки». Такого же размера и в суперобложке, что радует.

Как обычно у «Азбуки» переведено абсолютно всё: любая мелкая и незначительная надпись не считая “пузырей” представлена на русском, что невероятно круто — представляю титанический труд верстальщиков и ретушёров, потому что вот этих всех вывесок, плакатов, объявлений, логотипов и названий просто море. Есть и к чему придраться: не все шрифты копируют оригинальные, иногда надписи размещены небрежно. Цветастого мата здесь вдоволь. Есть ощущение, что в оригинале его было больше: на русском фразы получились длиннее. В остальном всё читается легко и жаловаться не на что — достойная работа!
Спустя 23 года с момента своего выхода и 5 лет с момента объявления русского издания «Трансметрополитен» до нас добрался. Это комикс не для всех (без всякого снобизма), кому-то он не понравится, другие сделают из него культ, а кто-то не сможет читать эпопею Спайдера вне сегодняшнего контекста о его “родителе”. Но это величайшая глава в истории графических романов, герой и дитя своего времени со всеми его идеалами и глупостями, без которых оно немыслимо. Герой, с которым хотя бы одним, мать его, глазком стоило бы ознакомиться.