Хэллоуин на носу. Для кого-то это детский праздник, для кого-то — очередная глупость, а для других — возможность уделить внимание любимым развлечениям. Например, ужастикам. Мы зажгли светильники Джека и пригласили гостей рассказать о комиксах, которые их напугали больше всего!

Василий Кистяковский, сооснователь магазина комиксов «Чук и Гик»

beasts of burdenМне довольно просто написать о комиксе, который меня по-настоящему напугал — таких комиксов просто нет, причем даже когда речь идет о классиках хоррора вроде Дзюндзи Ито, Стива Найлза или Эмили Кэрролл, которую издали мы. Тем не менее, мне кажется что и Хеллоуин — это не совсем про страшное. Это — на поверхности — про игру в страшное, а в глубине — про то, как нам примириться с тем, что чего мы все больше всего боимся на самом деле. То есть, смерти. Потому я и рассказать хочу не про конвенциональный ужастик, а про комикс «Beasts of Burden» Джилл Томпсон и Эвана Доркина. Тем более что появился он для ежегодной хоррор-антологии Dark Horse.

Герои «Beasts of Burden» — разумные животные, которые оберегают тихий городок от нашествия самой разной паранормальной нечисти в коротких, не связанных другу с другом напрямую графических историях. При этом, рисунок великой Джилл Томпсон (нет других эпитетов для художников, поработавших над «Песочным Человеком», «Сказками» и «Invisibles» ) поначалу скорее напоминает детскую сказку про милых зверюшек. Не дайте этому вас обмануть. Прикрывшись этой мнимой идиллией Доркин и Томпсон начинают делать вещи неумолимо страшные: эти милые зверюшки не только воют с ведьмами, зомби и оборотнями, они сталкиваются со смертью друзей и сами оказываются вынуждены убивать. В каком-то смысле, «Beasts of Burden» и правда меня пугали, но именно тем, что смерть гораздо ближе к нам, чем мы любим вспоминать. Потому этот легкий по форме комикс и произвел на меня впечатление сильнее, чем любой body horror.

Александр Куликов, редактор сайта Comicsboom.net

Микки детективВелик был соблазн выбрать комикс «Загробная жизнь с Арчи», который мне посчастливилось переводить. Ну а что, гнетущая атмосфера, хэллоуиновская палитра в рисунках Франкавиллы, недюжинная доля саспенса, и всё же… страшно мне при его прочтении не было совершенно, а хотелось припомнить историю, пробравшую до мурашек. И такая нашлась! Самый криповый комикс на моей памяти — сюжет «За орлом-капуцином» из первого номера «Микки детектива», вышедшего в России в 1994 году.

Краткий ликбез для читателей помладше: «Микки детектив» – серия необычных комиксов о всемирно известном диснеевском мышонке, в которой Микки Маус, одеваясь в стиле Хамфри Богарта, расследует совсем не детские преступления, от коррупции в мэрии Даксбурга до заговора тайного ордена.

Сюжет истории, заставившей меня засыпать со светом, прост: ушастый детектив отправляется на поиски очень редкого орла породы капуцин, сбежавшего (а вернее улетевшего) от своего хозяина. Вместе с заказчиком расследования Микки по совету известного орнитолога отправляется за Северный полярный круг, где выясняется, что всё это время роль и хозяина птицы, и того самого орнитолога, играл злейший враг Мауса Чёрный Призрак. После этого откровения комикс продолжается передающей привет фильму «Сияние» сценой, в которой Чёрный Призрак пытается зарубить Микки топором… Уф, уже вспотели ладошки, продолжать не буду, а то вдруг кого-то сподвиг комикс найти и прочитать. Чтобы лучше понять мои эмоции, взгляните на жуткие панели выбранной мной истории и представьте, что вам сейчас шесть лет.

Алексей Филиппов, кинокритик «Тинтина вечно заносит в склепы»

черная дыраНастоящий страх редко мотивирован, в идеале он еще и не имеет очевидного первоисточника, что позволяет ему как можно дольше и незаметнее распространяться по организму, отравляя день за днем, пока ты не окажешься с подлинным ужасом один на один. Неприметность оживающего кошмара четко умеют подмечать и визуализировать Дэвид Линч, Дзюндзи Ито и Чарльз Бёрнс.

Поволока сна, узорчатые паттерны, ощущение диалога с бездной — всё это роднит их произведения, и «Черная дыра» (1997-2005) Бёрнса — идеальный подростковый макабр, описанный в реалиях безработного и травокурного Сиэтла 70-х. О таинственной болезни, передаваемой половым путем (позже эта же деталь виртуозно реализовалась в хорроре It follows). Взрослая жизнь — это язва, это мутация, это болезненное перерождение из члена общества в отталкивающего «другого», который должен что-то с этим дерьмом (то есть жизнью) делать, а он решительно не знает, что именно. Обманчиво простоватый (таким могли бы быть иллюстрации талантливого школьника в тетрадях или учебнике) рисунок не отвлекает от самого главного — погружения в густую хтонь обыденности, которую можно принять или сдохнуть в попытках.

Ульян Чесноков, автор канала Zero history

my favourite thing is monstersВ наш пресыщенный век любитель ужасов может найти себе комикс на любой вкус. Нуарные вампирские драмы, южноамериканский макабр, мистические триллеры, канадская готика, банальный зомби-апокалипсис и т.д., и т.п. Уровень детализации каждый раз разный, но в My Favorite Thing Is Monsters он достигает максимальной высоты.

Комикс в полной мере отражает тяжелую судьбу своего автора — американской художницы Эмиль Феррис. Она с рождения страдала сколиозом и не могла ходить большую часть детства. Несмотря на поддержку семьи и друзей Эмиль чувствовала себя отверженной, а из-за сгорбленности — представляла себя монстром. Начав с перерисовки чужих комиксов, Феррис в итоге стала профессиональным иллюстратором. Но в 40 лет ее укусил комар, заразив лихорадкой Западного Нила. Болезнь была тяжелой, врачи также диагностировали менингит с энцефалитом, итогом стал паралич нижней части тела и правой руки. Для художницы это был жестокий удар, но она справилась с этим — восстановившись после болезни, она заново научилась рисовать и получила степень в Чикагском институт искусств. Итогом всех этих событий стал ее дебютный комикс Favorite Thing Is Monsters, являющийся одной из самых сильных авторских работ за последние годы.

Десятилетняя героиня Карен Рейес, как и сама Феррис, живет в бедном районе Чикаго 60-х годов, обладает богатым воображением, любит ужастики, интересуется искусством и ведет иллюстрированный дневник. Вокруг нее происходят не самые приятные события, но она не теряет силы духа и передает все впечатления об окружающем мире в своем дневнике. Стиль рисунка постоянно меняется: от карикатур на соседей до фотореалистичных портретов и фантазий на тему обложек хоррор-комиксов и постеров. А когда при загадочных обстоятельствах умирает ее соседка Анка Сильверберг, Карен изучает магнитофонные записи о прошлом соседки-еврейки, проведенном в нацистской Германии, и начинает свое собственное расследование. Это еще сильнее меняет повествование, создавая новый язык комикса, хаотичный и безумно притягательный. Нарратив следует за рисунком, плавно переходя от сверхъестественного к обыденному, в промежутках забегая в подростковую сексуальность и социальную атмосферу описанного периода.

Что характерно, саму книгу тоже преследуют несчастья: первый тираж был арестован при перевозке в США из-за долгов владельца судна и был возвращен с большим опозданием, а рабочие файлы для продолжения были утеряны при поломке компьютера. Но Эмиль Феррис по-прежнему не сдается и второй том выйдет осенью следующего года.