«По ту сторону изгороди. Том 2» + интервью с Катей Чинаски и Гошей Магером

«Если честно, думаю, я был немного не готов к такому. Мне сказали, чтоб я сам все придумывал и рисовал, и вышло так, что это – мой первый опыт в серьезном комиксоделании. Это мои первые блинчики», – Гоша Магер о своем опыте работы над «Изгородью». Рассказываем о втором томе комикса «По ту сторону изгороди» и берем интервью у двух отечественных художников, рисовавших для него.

Мой дед умеет ориентироваться в лесной чаще, просто осмотревшись вокруг. То ли форму и расположение деревьев в местных лесах выучил, то ли ландшафт помнит. Может быть, ориентируется по звукам — точно не знаю, никогда не спрашивал. Знаю лишь, что в лесу он может перемещаться, словно по улицам мегаполиса со всеми опознавательными знаками, вывесками и табличками. Очевидно – в незнакомом лесу даже он не смог бы найти нужную тропу без посторонней помощи или удачи. В комиксах «По ту сторону изгороди» все чуть проще и интереснее. Главные герои никогда не остаются в одиноких, скучных зарослях леса и всегда выходят на тропинку. На их пути всегда встречаются друзья или враги, пытающиеся казаться друзьями.

«По ту сторону изгороди. Том 2», изданный «Комильфо» 1 марта 2019 г., собран все с теми же параметрами, что и предыдущий: толстенькая тпб с матовой обложкой, простой корешок, в дополнительных материалах вариантные обложки. Однако на этот раз комикс доступен для покупки в двух вариациях: на обложке первого будет красоваться Лягушка-Герой, а на второй – братья верхом на сказочных жирафах. Обложку с жирафами создала бесподобная Катя Чинаски. Тираж в 4000 экземпляров поровну распределен между двумя вариантами.

Если сравнивать с первым томом, то второй читается быстрее, сюжетная линия стала более сфокусированной. Авторы меньше отвлекаются и, по сути, рассказывают лишь две истории. Первая — главная сюжетная линия про то, как поиски Лягушки-Героя превращаются в опасное расследование. Вторая — перебивочный сюжет о школе-пансионе для животных (мы читали о нем еще в первом томе). Главы сборника с основным сюжетом разбиты пополам, то есть в середине номера меняются и главные герои, и рисунок. Каждый выпуск начинается с наивного приключения Грега (на сюжете – Бургос, а на рисунке – Кэмпбелл) и его верной команды: Разбойника (мягкая игрушка), Шерифа (лягушка) и Прожорливого Козлика (прожорливый козлик). Затем авторы показывают нам путешествие Вирта и его подруги Сары (да, теперь она тоже перекочевала из сериала в комикс).

Встреча с Лягушкой-Героем оказывается не такой волнительной, как это могло представляться в первом томе. Мэр города что-то скрывает, но никто вокруг этого почему-то не замечает. Еще и сладкоежка-перевертыш терроризирует всю округу. Да и Лягушка-Пират встает на пути главных героев. Или это все один и тот же злоумышленник? А может быть Грег и Вирт впутались в преступный сговор?! Чтобы распутать клубок улик и догадок, сначала нужно хоть как-то их соединить. Братья решают провести независимые расследования, несмотря на то, что это может угрожать их жизни.

В книгу, чтобы читатель мог отдохнуть от главного сюжета, добавлены две миниатюры о школе-пансионе для животных. «Китти идет в школу» Гоши Магера (сценарист и художник) раскроет ориджин пансиона и расскажет о первых неприятностях, с которыми пришлось столкнуться воспитательнице. Второй сюжет «Три мудреца» (сценарист – Магер, художник – Сюрсен-Лен) посвящен внезапной проверке от «Комитета школ для животных». Если кто-то сталкивался с аккредитацией в школе или университете, для него история окажется знакомой. Воспитательница и ученики будут трудиться в поте лица ради сохранения лицензии! «Три мудреца» хронологически идет после сюжетов «Слона Пури» и «Плота» из первого тома.

Я люблю, как работают Кэмпбелл и Магер, и не в восторге от результата Кары МакГи, которая рисовала эпизоды с Виртом и Сарой. По-настоящему проникнуться мультсериалом помогал рисунок. Пейзажи в нем были великолепны: теплые, таинственные, глубокие и чуточку готические. В комиксах вся эта красота спускается на минималки из-за сжатых сроков и иных стилистик художников. Но МакГи в первом томе впечатлила куда больше — ее «Родной край» был жемчужиной всего сборника в плане рисунка.

Двойное интервью с Катей Чинаски и Гошей Магером

Я решил задать несколько вопросов нашим соотечественникам, которым посчастливилось засветиться в данном комиксе.

Какой эпизод мультсериала Over the Garden Wall тебе полюбился больше всего?

Катя: Вообще, достаточно сложно выбирать, слишком цельная вещь. Но самых-самых любимых два: тот, что про зверушек в школе, и тот, где ребята заснули под деревом и попали в волшебную сонную страну. Я по ней, как раз, обложку и рисовала.

Гоша: Думаю, восьмой – там где был Облачный Город. Мне очень понравилась стилизация под мультфильмы 30-х годов: пучеглазые и пузатые — все, как я люблю. Там были даже какие-то отсылки к совсем ранним, 20-х годов мультфильмам, то, что Дисней делал до Микки-Мауса. И даже цветовая гамма сделана была под двухцветный «синеколор», как в начале «Авиатора».

Расскажи, как так получилось, что твое творчество стало частичкой произведения Патрика?

Катя: Там все просто было, сначала Патрик приехал на Большой фестиваль, а потом скинул редактору ссылку на мой тамблер.

Гоша: Патрик меня увидел на Бигфесте (кажется, 2016 год), у меня был плакат с Грегом, он его купил (инкогнито, он был в какой-то маске), потом написал мне на тумблере и так мы познакомились, а потом меня редакторы позвали рисовать. И, если честно, думаю, я был немного не готов к такому. Мне сказали, чтоб я сам все придумывал и рисовал, и вышло так, что это – мой первый опыт в серьезном комиксоделании. Это мои первые блинчики. Думаю, мне стоило все же настоять на своем и выбить себе сценариста, потому что в придумывании историй я не мастер.

Как была организована работа? С кем пришлось согласовывать выполнение и долго ли велось согласование?

Катя: Поскольку моя обложка была вариантной, мне дали полную свободу, попросили только на всякий случай показать на стадии лайна. Согласовали с первого раза, так что все было супербыстро, просто и приятно.

Гоша: Я сейчас всего не упомню. Есть редактор, он ведет все дела с художниками, договаривается с ними. Я высылал наброски истории, эскизы, раскадровки. Это все где-то там утверждалось, но делалось это все спокойно, на чилле. И затем мне давалось 20 дней на то, чтоб все нарисовать. Это довольно (для меня) сжатый срок, было непросто уложиться. Ну, а потом по-моему даже и правок никаких не было. Это довольно приятное ощущение — вроде как тебя принимают таким, каков ты есть.

Какие впечатления остались у тебя от общения с Патриком? Насколько он открыт для идей своих коллег, когда речь идет, по сути, о его детище?

Катя: С Патриком мы по большей части общались пока он был в Санкт-Петербурге (и он самый милый человек в мире), а в процессе работы я общалась по большей части с редактором серии, она координировала работу, но все согласовывалось командой. Мне сложно сказать наверняка, поскольку я все-таки делала совсем маленькую и незначительную часть проекта, но осталось ощущение что в команде все открыты для новых идей.

Гоша: Скажу честно, мне кажется, то, что касается комиксов – он особо не вмешивался в процесс. И с ним мы вообще не общались, но я думаю – он душка. Душка с довольно мрачными придумками.

Были ли какие-то задумки, которые ты хотел/а реализовать в рамках «Изгороди», но на определенном этапе пришлось от них отказаться?

Катя: Нет, у меня же речь шла о простой вариантной обложке, какие уж тут задумки! Нарисовала все, что хотела нарисовать, все реализовалось.

Гоша: Мне доверили рисовать про зверодетей, а они – молчаливые чуваки, и на любую мою попытку позволить им поговорить мне говорили, что: «Нет-нет, они немые, могут только издавать звериные звуки». А я, обычно, когда рисую свои комиксы, то там все что-нибудь дурацкое говорят.

У меня с «Изгородью» почему-то ассоциируется фильм «Джуманджи». А ты вдохновлялся/лась во время работы какими-то другими произведениями/франшизами?

Катя: Намеренно – нет, но всегда сложно сказать, откуда что берется. Ну и еще когда говорят, что можно нарисовать что угодно, это всегда здорово, но улетать куда-то совсем далеко мне тоже не хотелось, так что я сама решила ограничить себя сюжетом сериала. Пока рисовала эскизы фоном пересматривала, зарисовывала образы.

Гоша: Для меня было интересно очень окунуться в то, что в США называют, кажется, «americana». Весь этот фольк-лор и фольк-арт — собственно то, чем вдохновлялся Патрик при создании «Изгороди». Наивный арт, старые открытки, плакаты. И, конечно, самое главное, я накачал кучу старых дешевых, по десять центов, комиксов 40-х, 50-х годов, детских и подростковых. Очень они колоритные!

Тем, кто в восторге от Over the Garden Wall, можешь посоветовать еще какие-нибудь схожие мультфильмы или комиксы?

Катя: «Изгородь», на мой взгляд, очень особенная и в ней слишком много всего. В ней и характеры, и отношения, и история взросления, и страшные сказки, и юмор, все очень кратко, но емко, и каждая серия это маленькая драма и маленькая комедия. И наверное каждого цепляет что-то свое, или наоборот как все это работает вместе. Можно проводить какие-то параллели, но мне не хочется).

Гоша: Мне кажется, в «Изгороди» очень много от японской анимации, от Миядзаки и Такахаты, от мультфильмов студии Тоэй, смешанной со старой американской анимацией, той, что делалась на Fleischer Studios с Silly Symphonies, Merry Melodies, Colorful Harmonies и менее известными. Там иногда бывают и жутковатые моменты, очень напоминающие дух «Изгороди».

Любишь путешествия? Найдется в закромах твоей памяти какая-нибудь история, достойная внимания Вирта и Грега?

Катя: Путешествия люблю. Еще мне очень нравятся немного страшные истории, где главные герои дети. Потому что когда ты ребенок, очень хочется загадочных обстоятельств и приключений. И в таких историях всегда не до конца ясно придумали ли себе дети сами все эти приключения или же правда происходит что-то таинственное. Я в детстве каждое лето проводила в большом доме в горах и лес был почти что со всех сторон. Туда свозили детей все друзья моих родителей, так что нас там была целая банда, и мы постоянно пытались что-то расследовать. Например, за лесом была небольшая долина, и в ней, в отдалении от всего, стояла заброшенная пасека со старым деревянным покосившимся домиком. Мы однажды увидели там женщину в черном, и решили что это точно ведьма. Все лето тусили там вокруг и собирали доказательства, очень увлекательно и загадочно было.

Гоша: Почему-то вспоминается место, куда меня возили в детстве. Это было в деревне, и там был дом с огромной печью. Нашествие майских жуков, которые мне казались какими-то тоже очень большими, и они были повсюду. И рядом был черный-черный лес, в котором были змеи. Это все было, кажется, тоже очень в духе.

Поделись с нашими читателями хотя бы намеком. Ждать нам еще твоего появления в рамках «Изгороди»?

Катя: Нет, в «Изгороди» меня уже не будет.

Гоша: Наверное, нет, но Патрик недавно предложил мне порисовать кое-что, и, кажется, я согласился. Надеюсь, получится хорошо.