Beholder: интервью о создании фильма

В начале этого года создатели короткометражки «Papers, Please» Никита Ордынский и Лилия Ткач планируют показать свой новый проект по созданной в Новосибирске инди-игре Beholder. Мы пообщались с ними о процессе создания короткометражки, первый трейлер которой уже доступен в сети:

Как пришли к съёмкам фильма по игре Beholder?
Лилия Ткач: Когда мы снимали Papers, please мы постоянно шутили про Beholder’a. На площадке была популярна фраза — «Ребят, это оставим на Beholder’a». А потом однажды к нам пришло письмо с темой «Привет из Алавара».
Никита Ордынский: Да, и помимо того, что мы постоянно про это шутили, после выхода Papers, please очень большое количество комментариев было из разряда – это конечно хорошо, но теперь давайте Beholder’a. И так получилось, что во время продвижения Papers, Please мы общались с админом паблика «Инди игры» в Вконтакте и он предложил отправить наши контакты в Alawar. Потом мы как-то про это забыли. А спустя какое-то время к нам прилетело это «угрожающее» письмо.
Лилия Ткач: В итоге в письме было предложение сделать что-нибудь вместе. «Мы не знаем что, мы не знаем как, но давайте попробуем». Конечно мы решили, что паровозик, который смог из Новосибирска, должен дружить с паровозиком, которой смог из Москвы. Их игра вышла на мировой уровень, наша предыдущая короткометражка добилась успеха. Так что почему бы нам не объединиться, чтобы сделать что-то новое.
Связан ли выход короткометражки с выходом Beholder 2?
Лилия Ткач: Фильм связан только с первым Beholder’ом и мы никак не привязаны к выходу второй части. С точки зрения маркетинга мы тоже никак не связаны.
Alawar как-то влияли на процесс создания короткометражки?
Никита Ордынский: Да, изначальный концепт мы согласовывали вместе с ними.
Лилия Ткач: Мы пошли тем же путём, что и с Лукасом Поупом с Papers, please. Правда, Лукас был один царь-батюшка, как он велел так мы и делали. А тут целая команда людей, у них тоже разделяются мнения и иногда нам просто присылали мнения разных людей из команды, чтобы мы выбирали. На самом деле, с ними мы уже общаемся по телефону, это большой прорыв в отличии от переписки с Лукасом Поупом — добавилось живое общение. И очень нам помогло то, что в апреле мы съездили на фестиваль PopCorn в Новосибирске, где нам удалось встретиться в живую. Собственно, с того момента мы и начала производство.
Никита Ордынский: Изначально у нас было несколько концепций, и то что мы сняли в итоге было третьим или четвертым вариантом.

А какие варианты были отброшены?
Лилия Ткач: Когда только начали думать нам сценарием, то начали поднимать все материалы по игре и посмотрев трейлер второй части была идея сделать что-то про Министерство. И долгое время у нас этот вариант был рабочим, но потом мы вместе с Alawar подумали, что про вторую часть ещё никто практически ничего не знает, никто в неё не играл, да и с точки зрения создания она получалась более сложной. Одно дело снимать жилые квартиры, а другое Министерство.
В одном из интервью вы также говорили, что в фильме практически нет слов. Это так?
Никита Ордынский: Не практически, а совсем нет. Это полностью бездиалоговая история.
Но в той же самой игре, для того, чтобы ввести игрока в сюжет, был вступительные ролик на несколько минут с закадровым текстом, рассказывающим кто мы и за кого играем. Как вы вводите зрителя в сюжет без текста и диалогов?
Никита Ордынский: Как и в работе с Papers, Please мы делаем короткометражку понятной и для тех, кто играл, и для тех, кто не слышал про игру. Здесь, как и у любой истории есть начала, середина и конец, персонажи с понятными мотивами, и это всё поможет разобраться в сюжете. Но конечно для людей, которые играли в игру, просмотр будет интереснее. Здесь также есть один интересный момент. Когда мы первый раз рассказали Alawar о концепции без диалогов, они сказали, что изначально сюжет их игры подразумевал тоталитарное государство, в котором никто и ничего не может говорить. И потому эта идея и им и нам очень понравилась, так как она очень близка к их оригинальной задумке.

Как в проекте появился Евгений Стычкин?
Лилия Ткач: Сначала мы с трудом представляли, какой живой человек нам подошел бы на главную роль по психофизике. Было понятно, что по сути это будет персонаж, которого нужно будет именно отыграть. Мы начали смотреть на всех актеров, которых мы знаем и с кем можем связаться и тут наткнулись на Евгения Стычкина. Я когда-то давно работала с ним на одном проекте. Он этого не помнит, но это и не важно. У меня остался его телефон, и после нескольких обсуждений Никита сказал: «Стычкин наш вариант». Он хороший актёр, который многое делает, один Левин у него чего стоит.
Никита Ордынский: Он очень «пластичный» актёр, легко создающий образы далёкие от него самого. Далеко не у всех есть эта черта. А так как образ управдома во многом придётся создавать и делать в чём-то утрированным и далёким от реальности, то, когда возник вариант со Евгением Стычкиным я понял, что может получиться очень интересно. Согласился в результате он по совокупности причин: ему было очень интересно как будет сделана эта визуальная история, то что она бездиалоговая, и то что это экранизация игры.
Лилия Ткач: Дальше мы начали с ним работать, он оказался очень увлечённым человеком. Много предлагает, ему действительно важно, что происходит и как идёт процесс. Суперпрофессионал.
Как и в прошлый раз с Papers, please, весь материал был снят за пару дней?
Никита Ордынский: Дней получилось побольше, хоть и фильм покороче. Здесь мы пять дней снимали в павильоне и один день в реальных декорациях. Для студийных проектов это конечно много, но мы здесь делали акцент на визуальную историю. Каждый кадр — это картина, и они не должны повторяться.  И по свету, и по композиции и по всему, мы выверяли каждый кадр.

Были ли какие-либо сложности в процессе разработки?
Лилия Ткач: Сложно было придумать как создать выбранный визуальный стиль. Здесь нужно было найти ряд технических, визуальных и художественных решений, сделать много тестов и искать нужный вариант. И первое время у нас ничего не получалось. Но в конце концов мы нашли решение, я сейчас в основном говорю про выделение белых предметов, как галстук и пуговицы в трейлере. В итоге мы купили промышленную ультрафиолетовую лампу, которой обычно освещают ночной клуб. Мы такой освещали одну комнату. И все предметы, которые нужно было выделить, мы красили специальной краской, которую видно под этой лампой. Для каждой текстуры была своя отдельная краска, которую тоже нужно было подобрать.
Никита Ордынский: Ещё одной из сложностей было, то что в этот раз мы строили три декорации в одном складке последовательно. По факту мы вошли на склад и практически не выходили с него три недели. И так как для нас это всё ещё творчество, то многие вещи мы делали сами. Я, например, клеил плинтуса напольные и потолочные. Лилия научилась работать с обоями, считать правильно строительные материалы, грунтовать. Так, что если у нас не сложится с кино, то теперь у нас есть План Б.
Очень интересная и сложная работа у нас идёт со звуком. Сразу скажу, у нас в саундтреке будет звучать одна песня, мы её не будет называть, чтобы было интересней. Это известная песня, которая будет полностью переработана и перезаписана для фильма. Песня русская, и для зарубежных зрителей мы сделаем к ней субтитры.

Что самое яркое произошло после успеха Papers, Please?
Лилия Ткач: Из последнего, недавно нам многие написали, что наш фильм засветился в обзоре BadComedian.
Никита Ордынский: Я в принципе был сильно поражён первыми днями после релиза, когда стало понятно, что фильм всем понравился. Мы очень аккуратно, не говоря в слух, мечтали о миллионе просмотров, а на деле он набрался за 52 часа.
Лилия Ткач: На конвентах различных нас начали узнавать, это приятно.
Никита Ордынский: Меня даже в метро узнали, было неожиданно.
Какие у вас планы дальше?
Лилия Ткач: Пока выпустить фильм, больше ни о чём не думаем.
Никита Ордынский: Да, пока нас хорошо характеризует фраза Джокера из Тёмного рыцаря – мы как собака, которая бежит за машиной с высунутым языком. Бежит, но что будет делать, когда поймает не знает. Вот и мы также.