графическая проза (geekster.ru)

Манифест графической прозы

Комикс за свою недолгую историю прошел путь от дешевого приложения к третьесортным газетам в виде иллюстрированного анекдота, через воплощение новой американской мифологии – супергероики - к самостоятельной литературной форме, готовой встать наравне с драмой, поэзией и прозой. Сегодня само понятие «комикс», равно как и его разновидность «графический роман», неспособны в полной мере описать все богатство и силу, которые привносит в жизнь писателя и читателя «графическая проза».

Как появился этот термин?

Начиная глубинное изучение сути комикса, я пришла к выводу, что ни один из существующих терминов не может описать и всех видов явления и, что самое важное, его обширности. Комикс, в наиболее узком своем значении – это истории о похождениях супергероев, в более широком американский стиль изложения историй в картинках (наравне с мангой, а так же BD), и в наиболее широком – все существующие сегодня современные виды рисованных историй. Отсюда проистекает явная путаница в определениях, от которой стоит уйти, найдя более общий термин.

Таким термином мог бы стать «графический роман» и тождественная ему японская «гэкига». Однако же далеко не все серьезные произведения можно назвать именно романами или даже новеллами, так как они являются либо рассказами, либо повестями. «Гэкига» стала бы серьезным и удобным средством обобщения, если бы не одно «но»… она относится к азиатской культурной традиции, и вне национального контекста была бы сложноупотребима. К тому же это противоречило бы здравому смыслу, ведь и графический роман и гэкига являются лишь разновидностями комикса и манги соответственно.

На основе понятия «графический роман» я и пришла к названию «графическая проза», которое в полной мере смогло бы удовлетворить мои собственные, как теоретика «комикса», потребности, являлось бы более всеобъемлющим и подталкивало бы и меня и окружающих к пониманию сути такого явления. К тому же этот термин как раз был бы самым широким, включая в себя, как и упомянутый выше графический роман с гэкигой, так и комикс, мангу и BD.

Почему «графическая проза» — это литературная форма?

То, что сегодня «комикс» способен являться полноценным литературным произведением может сказать хотя бы тот факт, что «Хранители» Алана Мура и Дэйва Гиббонса являются обладателем Премии «Хьюго» 1988 года вне «комиксной» номинации, а «Маус» Арта Шпигельмана — Пулитцеровской премии 1992 года. Такие комиксы как «V — значит вендетта» (А.Мур, Д.Ллойд), «Скотт Пилигрим» (Б. Ли О’Мэлли) или «Львы Багдада» (Б.К.Вон, А.Нико) отвечают стандартам художественной литературы, обладая всеми признаками литературного произведения: целостностью и внутренней завершенностью, это самодостаточная единица литературного развития, способная к самостоятельной жизни («Литературное произведение как явление искусства» О. Инвайзер»).

Графическая проза не жанр и не стиль, это та форма, который пользуется писатель в стремлении донести свое повествование до читателя. Наравне с прозой, поэзией и драмой графическая проза обладает рядом жанров, наиболее близких именно к прозе, имея главное отличие в форме выражения повествования. Хотя структура взаимодействия персонажей более близка именно к драме, последняя, на мой взгляд, значительно уступает ГП в плане развития действия и их описания, низводя почти все происходящее до ремарок и диалогов.

Л.В.Чернец называет текст материальным носителем образов, который становится произведением, когда его читают.  В то же время говоря: «литературное произведение представляет собой выражение, зафиксированное как последовательность языковых знаков, или текст».

Однако сопоставляя между собой все этапы письменности человека на протяжении эволюции, мы знаем, что письменность не всегда выражалась в графемах (фонетических или идеографических единицах), но и пиктограммах – рисунках. Первая письменность известная человеку – это рисунки, пиктограммы оставленные нашими предками в пещерах в эпоху палеолита. Такая «наскальная живопись» носила в первую очередь религиозный, а не художественный характер, но являлась способом передачи повествования за счет образов.

Закат комикса?

Из вышесказанного может сложиться видимость того, что так называемая мной графическая проза – это пережиток прошлого, который должен со временем отмереть за своей архаичностью. Нередко «комиксам» приписывают «клиповость мышления» за счет того, что понимание картинки для человека первичнее понимания текста. И равно как в процессе эволюции мышления произошел переход от письменности рисуночной, через который прошли все языковые системы, к знаковой, так и мышление проходит стадии от эмоционального и образного к интеллектуальному.

В детстве мы еще не умеем читать, не умеем логически размышлять. Эти навыки приходят с возрастом. В определенный момент основной движущей единицей мышления для нас становится вторичная знаковая система на основе языка и образ отступает, как отступает перед интеллектуальным мышлением образное. Но с развитием личности, появляется совершенно нетипичное для людей прошлого новообразование – эмоциональный интеллект.

Эмоциональный интеллект – высшее свойство личности, способность человека распознавать эмоции, понимать намерения, мотивацию и желания других людей и свои собственные. В этом отношении он неотделим от эмпатии, необходимой для понимания живописных произведений. Согласно Чарльзу Дарвину именно первичный ЭИ позволил представителям молодого человечества научиться находить общий язык с окружающими соплеменниками.

С развитием изобразительной составляющей комикса, а позже и всей графической прозы, улучшалась и способность иллюстраторов, художников и комиксистов передавать эмоции и чувства персонажей в выражении лица, позе, поведении. Это еще больше отдаляет ГП от драмы, которая эмоции может передать только в диалоге. Манга так и вовсе пользуется этим инструментом гипертрофированно ярко и выраженно. Если в обычном текстовом формате читатель сперва переводит текст в образ, а после снова в текст, так как мыслим мы с помощью языка, что заставляет дважды интерпретировать изложение, то графическая проза, избегая текста там, где он не нужен, прибегая к средствам эмпатии и эмоционального интеллекта, дает возможность лишь единожды интерпретировать изложение.

Именно поэтому я считаю, что комиксу в его первичном понимании вскоре на смену должна прийти графическая проза, как наиболее прогрессивный способ описания и развития такого сложного, многофакторного и высокоуровневого повествования. Исходя из всего вышесказанного можно консумировать

Основные принципы графической прозы:

  1. Графическая проза – это литературная форма, в которой помимо вербальной (словесной) формы передачи содержания задействована графическая (в виде рисунка).
  2. Текст и изображение равно значимы в ГП, играя свои роли. При этом есть случаи, когда из повествования исключается либо одно, либо другое, тогда оставшиеся элементы встают на место исключенных, усложняя передачу смысла произведения. (прим. «Моя комикс-биография» А.Акишин / «Океан любви» В.Люпано, Г.Паначчоне)
  3. Если литературное произведение обладает идеей, метафорой и моралью, то в ГП основную нагрузку идеи принимает на себя текст, а метафоры – рисунок.
  4. ГП это не жанр и не стиль, а та форма, которую может принять мысль писателя. Любая идея может быть воплощена как в поэтической, прозаической или драматической, так и в форме графической прозы.
  5. Способность воспринимать литературное произведение в форме ГП не зависит от типа мышления человека (образного или абстрактного).
Рубрики
База ЗнанийСрочно в номер!

Психолог, писатель, теоретик графической прозы и комиксов, PR-директор "Наше Радио" в Самарской области.
  • Константин Большаков

    Пулитцеровскую премию «Маусу» дали в номинации «Спецприз». Таким образом она никак не относится к наградам за достижения в области литературы, коих шесть разновидностей. А вот Гейману за вариацию на шекспировскую тему «Сон в летнюю ночь» дали всемирную премию фэнтези, которую до и после выдавали исключительно прозе.

Смотрите также:

Подробнее в База Знаний, Срочно в номер!
Кэрри Фишер (geekster.ru)
Кэрри Фишер в отзвуках мира

Как мир отреагировал на кончину Кэрри Фишер, принцессы Леи из "Звездных войн"

Закрыть