Лавкрафтианская трилогия Алана Мура

Алан Мур своим творчеством старался вывести комиксы на новый уровень. Его углубленное изучение материала вкупе с писательскими талантами рождают более серьезные книги, чем привычные истории, называемые “комиксы”. Взять, например, трилогию The Courtyard, Neonomicon и Providence.

Сам Мур благодарен писателям прошлого столетия, которые повлияли на литературу. При этом Алан считает писателей богами, способными создавать миры и влиять словами на реальность. Об этом вскользь упоминается в «Лиге Выдающихся Джентльменов», но по-настоящему раскрывается в его «Лавкрафтовской Трилогии».

Все началось в далеком 1994 году, когда Алан Мур написал рассказ под названием «Courtyard» (Двор). Тогда автор не задумывал трилогию и даже не планировал комикс, пока редактор Avatar Press не предложил Алану написать что-нибудь для издательства. У Мура в тот момент была сложная финансовая ситуация из-за алиментов и налогов, поэтому он согласился. Таким образом, благодаря британскому писателю Энтони Джонсону «Двор» получил адаптацию в виде комикса в 2003 г. Комикс был чёрно-белым, рисовал его начинающий тогда Джейсон Барроус (он много рисовал для Avatar Press, а также успел поработать над «Лунным Рыцарем» для Marvel). Каждая страница была поделена на два вертикальных кадра, рамки которых стирались в моменты расширения сознания главного героя. Рассказ уместился в два выпуска и был цельным произведением. Он привлекал, кроме громкого имени Мура, атмосферой городского хоррора, основанного на произведениях Говарда Филлипса Лаврафта.

Очень скоро было анонсировано продолжение «Neonomicon», сценарий к которому написал сам Мур и сюжет начинался с новых персонажей, встречающих главного героя «Двора». История стартовала через несколько месяцев после событий первого комикса. Начало серии напоминает эпизод «Секретных Материалов»: двое агентов расследуют таинственное происшествие со своим коллегой и постепенно погружаются всё глубже в современные ужасы с участием чудовищ Лавкравта. Финал был открытым, но обещал скорый конец всему миру. Комикс прекрасно вписывался в линейку Avatar Press, склонной к трешу, но оказался на фоне других комиксов более тонким и даже интеллигентным, сохраняя при этом излюбленные темы Мура: секс и насилие.

Возникли вопросы о продолжении. Мур обещал трилогию, но не торопился с её завершением. Он намного серьёзнее подошел к следующему тому, чем к предыдущим. Именно в нём он раскрылся во всей красе, так, как любит: собрал множество материалов, написал подробнейший сценарий с массой отсылок внутри каждого кадра. Здесь было всё, за что читатели любят Муровские комиксы «Из Ада» и «Хранители».

«Провиденс» – третий том серии, начался в 2015 году, в то время как «Неономикон» закончился в 2011. Читатели получили приквел на 11 номеров. Он рассказывает историю писателя, который приезжает в маленький городок в начале XX века, где встречает разных персонажей из историй Лавкравта. (И — спойлер — самого писателя.) Сюжет лишь с большой натяжкой имел связь с предыдущими томами,  хотя это очевидно был тот же мир, на что указывали локации и упоминаемые в произведениях события и персонажи самого Мура. Серия выходила с задержками, в основном из-за работы Барроу. Он сохранил место художника всех трёх томов, и по этим сериям можно проследить его профессиональный рост. По словам Барроу, работа над деталями доводила его до лёгкого безумия. Кадров на страницах «Провиденса» стало больше, продолжая начатую в «Неономиконе» форму, игравшую с кадровой сеткой. Контуры панелей менялись в зависимости от происходящего внутри произведения. И чем глубже персонажи погружались в ирреальность, тем шире становились кадры, расширяя свои поля вместе с сознанием персонажей и читателя.

Серия нашла своего читателя, но не вызвала ажиотажа. Для фанатов первых томов она была просто хорошим комиксом, читать о котором было интереснее самого комикса. Всё-таки это был приквел, события происходили почти за сотню лет до начала «Двора» и напрямую не пересекались. Всё, что Мур прятал, читатели Лавкрафта выискивали и вычитывали, обнаруживая всевозможные отсылки на произведения автора. Но гештальт с современными Мифами Ктулху оставался не закрыт.

Вплоть до 12-го номера. До сих пор в Сети есть люди, который считают, что «Провиденс» закончился на 11-и номере. И так оно отчасти и есть: в них уместилась цельная история с концовкой. Некоторые так вообще не знали, что «Провиденс» был частью трилогии, ведь несмотря на громкое имя на обложке ни «Неономикон», ни «Двор» не были хитами или сколько-нибудь громкими сериями. Они были созданы небрежно и даже лениво. «Двор» к тому же не был целиком написан самим Муром. Но именно 12-й номер «Провиденса» собрал все три тома воедино. Мур очень умело подводил к тому, где закончился «Неономикон». Он заканчивает все сюжетные линии «Провиденса», не заставляя читателя сомневаться в выборе пути персонажей, и плавно подводит к настоящей концовке всей вселенной серии.

Последний номер достоин отдельного разбора, что невозможно без спойлеров. В нём есть всё, что оставалось за кадром предыдущих томов (стоит отметить, что пропущенная, но вскользь упомянутая часть была показана ещё в 11-м), плюс ответы на любые возникшие по ходу чтения вопросы, оставшиеся неразрешенными с прочтения «Неономикона» и «Двора». А также совершенно определённый, хотя и пессимистический конец мира произведения.

Своей работой Мур подвергает резкой критике архаичные взгляды Лавкрафта на секс и расовую нетерпимость. Так, в «Неономиконе» героиня — женщина–сексоголичка, об этом ей постоянно напоминает напарник-негр. К тому же в этом произведении автор тонко показывает сложности женской жизни в патриархальном обществе.

В «Провиденсе» главный герой гей, поэтому показана целая куча деталей, связанных с гомосексуальной культурой того времени. Во «Дворе» главный герой похож на самого Лавкрафта: он расист, консерватор и сама идея секса ему противна. Эти темы актуальны и для современного общества. Одной только историей своего создания это произведение заслуживает культового статуса, но и само оно великолепно написано и нарисовано, поскольку расширяет как привычные рамки восприятия комиксов, так и принципы сторителлинга.

Когда фанаты комиксов испытывают экзистенциальный кризис от количества прочитанного материала сомнительного качества, они сетуют на то, что больше не выходит комиксов, достойных культового статуса, таких как «Трансметрополитен», или «Проповедник». Конечно, «Провиденс» короче их, но он также хорош, а иногда даже сложнее и глубже чем эти примеры. К тому же он выходил совсем недавно. Читать такие вещи по мере выхода — особое удовольствие. И хотя все началось с оплаты налогов, Мур создал очередной шедевр, способный занять место на полке рядом с другими его классическими произведениями.