Комиксист Алексей Гончаров: «Индустрия молодая – разглядеть свои перспективы мне пока сложно»

В магазинах уже можно найти третий том «Винни Бартона» — отечественного комикса, которые развлекает лучше многих иностранных новинок. В честь этого события мы пообщались с автором Алексеем Гончаровым о комиксе, решениях и сложностях совмещения работы и творчества.

Geekster (G): Скажи, ты сразу продумал историю от начала до конца?

Алексей Гончаров (АГ): По большей части. Я придумал в общих чертах арки, я знаю, чем всё закончится, и какая судьба ждёт персонажей. Но за время, что я рисую комикс, часть сюжета всё равно изменилась и, возможно, изменится ещё. То, что я продумал до конца, скорее, помогает держать целостность истории, насколько это возможно для меня.

G: У меня было ощущение, что история с битой появилась позже, чем история про месть за друга. И потому экспозиция окружающего мира не до конца ясна, а часть героев как будто теряется.

АГ: Про месть и биту отчасти правда. Существовал же ещё один комикс про Винни Бартона, который я делал с приятелем, и который строился только вокруг истории про месть за друга, и бита там была магической с духом внутри. Когда я стал комикс переделывать, то часть про месть оставил для затравки, а через биту начал делать новую большую арку. Ну, и так как в новой версии никакой магии нет, свою особую силу бита потеряла, став скорее артефактом из старой легенды, который некоторым персонажам не даёт покоя.

G: Не жалеешь, что выбрал более реалистичный стиль? Подобная магия типа «Шаман Кинга» и «Джоджо» вполне подошла бы стилистике. Или ты так не считаешь?

АГ: Нет, вообще не жалею. Во-первых, я так хотя бы на шажок, но отдалился от сравнений со «Скоттом Пилигримом». Второе — я не хотел тратить время на рассказ о природе магических сил у персонажей (а если этого не делать, получится опять «Скотт Пилигрим»). И третье – я хотел делать экшен-сцены ближе к уличным, быстрые, с использованием мелких орудий или кулаков, без файерболлов и т.п.

G: А напрягает сравнение с «Пилигримом»?

АГ: Не особо. Само сравнение меня не раздражает, ведь что-то похожее между ними и правда есть, и оно не так часто встречается, чтоб начало надоедать мне.

G: Я ещё твой стиль сравниваю с французской мангой, в частности с Бастьяном Вивесом. «Голливуд Жан», Last Man. Читал?

АГ: Да, знаком. Начинал и то, и другое, но быстро бросил, возможно, ещё вернусь. Хотя тот же Last Man визуально мне очень понравился.

G: То есть стилистическое совпадение — твой стиль и стиль французской манги — не какой-то осознанный закос? Получается, ты первооткрыватель российской манги?

АГ: Да, я об этих комиксах узнал уже году в 2016-17, когда первый том уже был нарисован.

Точно не первооткрыватель, передо мной уже много ребят делали что-то подобное, у них и на мангу в принципе это больше похоже. Ну, и полноценной мангой «Винни Бартона» я называть бы не стал, хотя соглашусь, что сходства есть.

G: У тебя в комиксе много отсылок к аниме, и сам комикс выглядит как смесь комикса и манги. Это осознанный выбор?

АГ: Отчасти. Отсылки были скорее возрастным, я будто неймдропингом занимался. А вот стиль – да. Хотя опять же отчасти. Да, я хотел делать что-то похожее на мангу, но плюс я только учился рисовать, и моих умений хватало примерно на то, как выглядит первый том.

G: Ты растёшь с каждым номером, это как-то связано с тем, что тебе помогают сторонние люди?

АГ: Нет, сторонние люди помогали мне точечно. Ярослава Астапеева я попросил нарисовать страницы, чтобы разнообразить второй том, да и вообще считаю, что получить в свой комикс страницы Ярослава – это круто. А за помощью с обложкой я обратился к ребятам, которые точно лучше меня в том, что касается дизайна. В остальном мой рост связан банально с постоянным рисованием.

G: Ты всё что хотел уместил в трёх томах?

АГ: Думаю, что да. Не всё в сюжете сработало, как я это представлял, но это всё из-за недостатка опыта в сторителлинге.

G: Какие-то идеи ты отложил на другие проекты? Может быть, что-нибудь сознательно зажал для Винни, чтобы использовать позже где-то в другом месте?

АГ: Нет, на новые проекты из придуманного для «Винни Бартона» не откладывал. Возможно, самонадеянно прозвучит, но я уверен, что моя фантазия работает достаточно хорошо, и я смогу придумать что-то ещё для новых комиксов.

Из-за работы могу браться только за один комикс, поэтому пока делал «Винни Бартона» #3, практически ни на что больше не отвлекался. Признаю, соблазн начать что-нибудь параллельно был велик, но я знал, что тогда я вообще ничего не сделаю. А по времени он занял 9 месяцев.

G: Третий том занял 9 месяцев? А где работаешь?

АГ: Да, но это с учетом того, что я параллельно работал 5/2. Так бы, думаю, уложился в 6 месяцев. Работаю в питерском «28-ом».

G: По поводу фантазии, я надеюсь в дальнейшем ты займёшься чем-нибудь более ярким в плане визуала и мира. Лично мне этого не хватало в «Бартоне». Как будто ты себя ограничиваешь рамками реализма.

АГ: Если ярком в плане истории, то возможно, пока сам ещё не знаю точно, что будет) А если в плане цвета, то тут точно особых результатов не стоит ждать, цвет даётся мне с трудом.

G: Раз зашёл разговор про цвет, не думал о сотрудничестве с колористом?

АГ: Не в рамках «Винни Бартона», но в каком-нибудь другом комиксе очень хотел бы. Надеюсь, что получится.

G: На сколько сложно было издать комикс?

АГ: Не могу сказать, что издать комикс было сложно, скорее долго. Когда я нарисовал первого «Винни», «КомФедерации» ещё не было, я пробовал предложить его другим издательствам, но ничего дельного из этого не получалось, и можно понять почему. А потом появились ребята из «КомФеда», я через Максима Трудова списался со Степаном Шмытинским, и дело пошло.

G: Ты сам выбирал формат книжек? По количеству страниц это утолщенные синглы, но по размеру это худые танкобоны манги. Такой переходный, новый формат осознанно выбран?

АГ: По формату да, я сам выбрал такое количество страниц. Решил, что в каждом томе должно быть приблизительно 4 сингла. В первом томе даже количество страниц в главах одинаковая – 20. Это как раз то количество страниц, которое я готов сделать за условный год, чтобы ещё времени осталось отдохнуть и продумать следующий том.

А так, это стандартный размер первых комиксов «КомФедерации». Но когда рисовал, то предполагал, что комикс будет небольшого формата.

G: Какие-то перспективы видишь для себя как комиксиста в России? И для русских комиксов в целом?

АГ: Да, для русских комиксов в целом вижу, просто не сейчас. Я представляю индустрию комиксов как снежный ком, который катится, набирая массу, а мы теперь должны просто ждать, когда он эту массу наберёт. Ну и подталкивать его, чтоб набирал массу быстрее.

А насчет себя не знаю. Очень надеюсь, что перспективы есть, но опять же из-за того, что индустрия молодая и ещё небольшая, разглядеть эти самые перспективы пока сложно. Но бросать рисовать не собираюсь, потому что это, в первую очередь, моё хобби.

G: У меня было впечатление, что ты выбрал для себя более лёгкую творческую работу. Как будто повествование само ведёт тебя дальше.

АГ: Ну, не сказал бы. Более-менее легко было только в первых двух главах, так как это по сути ребут ранее написанной истории про Винни. А дальше уже сидел выдумывал, и история мне в этом не помогала, к сожалению, хотя я бы такой помощью воспользовался.

G: Не думал обратиться к сценаристу в связи с этой сложностью?

АГ: Нет, это трудности, с которыми я хотел справиться сам, и это трудности, которые мне приятно преодолеть.

G: Напиши какое-нибудь пожелание читателям комиксов в России, пожалуйста. Для заключительного слова.

АГ: Спасибо. Не знаю даже, что и пожелать, если честно. Воспользуюсь универсальным пожеланием удачи, она точно никому не помешает.

G: Ждать «Винни Бартон Омнибус»?

АГ: Я так далеко не заглядывал, но надеюсь, что ждать. Сначала надо хотя бы дорисовать)

Следить за творчеством Алексея можно: