Интервью Стэна Ли: Часть 2 – Новое направление Marvel

Стэн Ли – человек, повлиявший на индустрию комиксов, возможно, больше всего в истории. Он создал невероятное количество всем ныне известных персонажей и работал над ними долгие десятилетия. В 2000 году Кеннет Плам взял у него большое интервью, перевод которого мы публикуем. Это вторая часть.

В разгаре своей деятельности, сколько номеров в месяц Вы писали?

Около двенадцати.

Как Вам удавалось писать по 12 комиксов за месяц?

Ну, это не было так уж сложно. Я придумал систему, согласно которой я не писал полноценный сценарий, как для фильма или телешоу. Вместо этого мы обсуждали историю вместе с художником. Я объяснял ему, какой бы я хотел видеть историю, и позволял ему изобразить ее на свое усмотрение. Когда рисунок был готов, я добавлял диалоги и надписи. Изначально я это придумал для неотложных работ. Я давал работу многим художникам, которые были фрилансерами. Если у них не было заказов, то не было и денег.

Например, я писал историю для Джека Кирби, но ко мне приходит Стив Дитко и говорит, что готов для следующей работы. Но я же не закончил еще для Кирби. Я не мог оставить Дитко без работы, поэтому говорил: «Смотри, Стив… У меня есть одна идейка для следующей истории. Нарисуй это как хочешь и приноси мне». В итоге я был все еще занят историей для Кирби, но Дитко не сидел без дела. А потом мог бы зайти Дон Хек, и я бы ему сказал то же самое. А потом Джон Ромита или Джон Бушема.

Я придумал это только для того, чтобы наши комиксы выходили, а художники всегда были при деле. Но в итоге я понял, что это лучший способ создания комиксов. Наши художники были отличными визуальными рассказчиками, и эта система позволяла им сделать все по-своему. Никто не сделает разметку лучше, чем сам художник, поэтому я мог извлечь максимальную пользу из их таланта. А когда рисунок приходил ко мне, я всего лишь должен был написать диалоги, которые бы шли рука об руку с нарисованным. Это сделало процесс гораздо приятнее как для меня, так и для них. К тому же, мне кажется, истории стали лучше.

Любопытно, как Вы описываете рабочие отношения. Я наводил справки и, похоже, есть мнение, что Вы получаете больше внимания, чем заслуживаете. Особенно это касается вклада художников Marvel. Мне так не кажется, учитывая Ваш рассказ. Но мне интересны Ваши мысли по поводу того, почему такое мнение существует.

Я без понятия. Каждый раз, когда разговор заходит о созданных персонажах, я всегда говорю, что создал их совместно с кем-то. Я создал Человека-Паука вместе со Стивом Дитко, Фантастическую Четверку и Халка с Джеком Кирби, Железного Человека с Доном Хеком. В газетах часто пишут: «Стэн Ли — создатель Человека-Паука». После этого Стив Дитко злится, но ведь я к этому не имею отношения! Я не могу контролировать то, что пишут журналисты.

Стив Дитко – художник. Принял участие в создании Человека-Паука, Доктора Стрэнджа и многих других персонажей.

Какую серию было писать тяжелее всего? Какой персонаж ближе всего Вам?

Я буду честен с вами, они все одинаково тяжелы или легки. У меня никогда не было чувства: «О боже, я ненавижу этого персонажа, потому что его тяжелее писать». Или же: «Как классно, что я пишу об этом герое, потому что это легко». Я не могу сказать, что между ними была разница. Я писал их все в один промежуток времени и наслаждался ими одинаково, правда.

Было ли ощущение в начале 60-х, что происходит серьезный сдвиг в комиксах? DC тогда начал подражать стилю Marvel, не так ли?

Да. Знаете, когда живешь в этом, не отдаешь себе отчет. Но оглядываясь назад, я понимаю, что супергерои стали настолько популярны, что превратились в тренд. В отличии от всех трендов, которые пропадали через 20-30 лет, супергерои никуда не делись. Прошло уже 40 лет, а супергерои все еще продаются лучше всего среди комиксов. Это невероятно, что тенденция продолжается все эти годы.

Особенно, что касается индустрии, которая имела причуду выпускать истории каждую неделю…
Ага.

Когда Вы начали отказываться от собственноручного письма?

Думаю, в ранних 70-х я стал издателем. Тогда я нанял новых писателей и редакторов, которые делали большую часть работы. Я проводил почти все время, путешествуя по стране и земному шару, проводил лекции о Marvel и комиксах. Вероятно, я провел больше лекций, чем кто-либо другой, потому что в течении десяти лет не было и недели, чтобы я не поехал в какой-нибудь колледж (а это 52 недели в году!). Думаю, в Америке нет школы, в которой я не был хотя бы пару раз. А еще ведь есть Канада и Англия. Я был словно в рекламном авангарде – говорил о Марвел, где бы я ни был. Я давал много интервью в газеты, на радио и телевидении. Я был чем-то вроде представителя Marvel.

В 70-х, когда вы посещали колледжи, вы общались с поколением, подрастающим на комиксах Marvel. Какой был самый частый вопрос?

Вы их и сами знаете, что-то типа: «Откуда берется вдохновение?» Но многие из них были забавными. Например, многие спрашивал о религии и Торе: «Как вы отождествляете философию Тора с иудейско-христианской теорией этики?» Серебряный Серфер был одним из тех, о ком дети говорили больше всего, что радовало меня, потому что Серфер мне очень нравился. Я всегда старался добавить как можно больше своей собственной философии в его диалоги. Еще меня удивило, что они ссылаются на три номера «Фантастической Четверки», в которой появляются Галактус и Серебряный Серфер – «Трилогия Галактуса» (англ. «Galactus Trilogy»). Ее упоминали в абсолютно каждой школе. Это очень меня впечатляло. Звучит как «Классика Гарварда»… «Трилогия Галактуса». Я любил это.

Обложки трех номеров «Фантастической Четверки», входящих в «Трилогию Галактуса».

Значит, Вы действительно почувствовали, что оказали влияние на этих детей?  

Да, я начал чувствовать это. Они продолжали говорить со мной об этом. В смысле, одна из самых впечатляющих вещей стала статья Esquire, в которой они процитировали одного студента из колледжа, который сказал: «Мы считаем вас Гомером этого поколения». Черт, я повесил это в своей комнате. После этого я почувствовал, что мне корона жмет!

Вещь, которая меня поражает, когда я оглядываюсь на те старые комиксы Marvel – это фанатские письма и рекламные объявления. Кажется, что компания воспитывала семейные и братские чувство благодаря M.M.M.S. (фан-клуб Marvel, основанный Стэном Ли — прим. пер.), «FOOM» (журнал с фанатским творчеством — прим. пер.) и No-Prizes (изначально антипремия за нарушение лора вселенной — прим. пер.) Вы, парни, это намеренно поощряли?

Я один это поддерживал. Не парни, а парень. Прежде всего, это было очень естественно для меня, поскольку я очень неформальный парень. Например, сегодня вечером я должен высказаться о вице-президенте Горе, и я не собираюсь произносить стандартную жесткую речь. Я буду много шутить. Мне нравится быть дружелюбным, мне нравится быть нестандартным. Хочу, чтобы читатели чувствовали, что мы с ними друзья, что мы знаем друг друга, что мы обоюдно делимся приятным, веселым опытом.

Думаю, мы были первым комикс-издательством, которое начало публиковать фанатские письма. Это даже забавно, знаешь, было отличие между нами и National Comics. Они создали колонку с письмами сразу после нас. В нашей колонке дети писали: «Дорогой Стэн» или «Привет, Стэн». И если паренька звали, допустим, Чарльз, то я отвечал: «Привет, Чарли! Рад был от тебя услышать…» и так далее. Но в комиксах DC все письма начинались: «Дорогой редактор». А в ответе: «Спасибо, Чарльз». Очень тонкая вещь.

Обложка 17-го номера журнала «FOOM».

Но заметная.
Очень заметная.

Это способствовало ощущению личного вклада в комиксы.

Я этого и хотел. Но тогда я не осознавал этого и относился просто как к рекламной кампании. Например, у нас были такие лозунги как: «Создай свое чудо», «Чудо приближается», «Добро пожаловать в чудесный век комиксов» («Marvel» – переводится как «чудо» — прим. пер.). А еще был клуб: Весело марширующее сообщество Marvel… Мы не не знаем куда маршируем, но мы на правильном пути». Это было создано с некоторым лукавством и долей юмора, я хотел, чтобы читатели разделяли шутку, о которой остальной мир не имел понятия. Думаю, такое же чувство было от журнала «Mad». Мы, конечно, не выпускали юмористические истории, но схожесть в ощущениях есть.

Казалось, что «мы все на одной волне».
Именно так. Это то, что я хочу сделать с нашим сайтом сейчас.

Это тоже показательно.
Вы еще ничего не видели! Мы только начали погружаться в это.

Конец второй части. Третья — совсем скоро!