Артём Траханов — Славянский нигилист в мире комиксов.

Артём Траханов один из немногих востребованных отечественных художников в американских комиксах. Его карьера уже много лет медленно ползёт к вершинам индустрии, но на родных просторах его творчество известно меньше. В основном потому что сам Артём предпочитает оставаться в андеграунде и не стремится работать с издательствами. При этом издаёт альманах «Славянский Нигилизм» собственными силами. Поговорили с ним о том, что происходит в мире комиксов.

> Над какими проектами сейчас работаешь?

Над комиксом про региональное уральское телевидение и православную эсхатологию, над граф.романом про псевдо-Припять и семейные ценности, и над промоушеном «Протектора», который начал выходить у Image в конце января. Последнее, к сожалению, занимает больше всего времени. Рисовать его было гораздо проще!

>Расскажи о новом комиксе «Protector». Что это, о чём? Чем знамениты авторы? Почему согласился над ним работать?

Саймон Рой был соавтором и художником серии Prophet, способствующей возрождению Image в прошлой декаде. Я был его фанатом с самого первого увиденного рисунка с демоническим Чапаевым, который Саймон постил на девиантарте под никнеймом POVOROT. Так что, когда 5 лет назад он показал мне их с Дэниэлом наработки по вселенной «Протектора» и предложил поработать вместе над питчем для комикса, я не мог не согласиться!

Дэниэл Бенсен – наш второй сценарист – sci-fi-романист со всеми подобающими регалиями. Ну, а художник – какой-то непримечательный крендель из Санкт-Петербурга. Вместе с колористом Джейсоном Ворди они уже работали над книгой «Turncoat» для Boom! Studios.

А ещё леттерер «Протектора» Хассан выпускает завоевавший Айзнера журнал PanelxPanel!

>Так о чём этот комикс?

О Земле после климатического апокалипсиса, на которой занимаются терраформированием и восстановлением человеческой цивилизации загадочные небесные боги из металла, известные как «Девы». Об их служителе, старом работорговце Первом Ноже. И о беглой рабыне-храмовнице Мари, которая разбудила в древних руинах дремлющего «натовского» киборга. Киборг, кстати, питается органической материей – например, работорговцами. Пять выпусков, Image Comics, уже вышло три.

> Ты один из первых художников из нашей страны, который смог получить работу на западе. Что изменилось при поиске работы в комиксах с тех пор, как ты сам искал работу?

Когда я только нашёл работу, в России комиксами заниматься было практически невозможно. Сейчас появился свой рынок авторских комиксов, это очень радует. Но деньги пока ещё водятся у иностранных издателей, причём всего у двух с половиной на всю индустрию. За прошедшие пять-семь лет «там» изменилось не многое – только воюют между собой форматы синглов и трейдов, и каждый год все уверены, что одни убивают других.

> На что обращают внимание иностранные работодатели при поиске? Есть ли сложности при работе с западными издательствами? Насколько сложно найти подобную работу?

На портфолио и репутацию, если такая есть. Ещё хорошо, если у тебя уже была недавно книга, которая на слуху у людей – по недавним релизам редакторА чаще всего и ориентируются, когда ищут новых людей. 

Но мне кажется, в американских комиксах настолько интернациональный срез авторов, что откуда ты именно играет не такую уж большую роль. Все работают из дома и сдают свои комиксы через Dropbox. Мне хочется иногда побороться за свою так называемую «идентичность», выразить её как-то средствами комиксов, но это проще делать в зинах.

Главный фактор, без которого авторы страдают – это отсутствие агента. С хорошим агентом-представителем сценаристу или художнику работу найти гораздо проще. Подопечные агентов, которые на короткой ноге с издателями, первыми получат от этого издателя престижное предложение. Но для меня лично идея найма агента это всё ещё абсолютно инопланетный и слишком капиталистический концепт. Стараюсь справляться сам.

> Насколько подробный сценарий тебе присылают? Как точно ты ему следуешь? Можешь ли вносить свои пожелания и изменения?

«Протектор» это коллаборативный проект, каждый может добавлять то, что посчитает нужным. Начинали его рисовать мы по старым раскадровкам Саймона, потом уже перешли к «правильным» скриптам, которые Саймон и Дэн писали вместе. Дэн очень щепетильно описывает worldbuilding-комикса — в четвёртом выпуске, например, наши персонажи попадают в густонаселённый болотный биом, и у каждой страницы сценария было по половине страницы «аппендикса» с перечислением и описанием флоры и фауны региона.

> Кто важнее – сценарист или художник? Или редактор? Ретушёр или заливщик?

Верстальщик. Никто не важнее. Но если верстальщик ошибётся, книгу напечатают вверх ногами.

> Поступали ли предложения от DC и Marvel? Почему отказывался?

Летом было предложение от нового импринта Джо Хилла, но мне пришлось отказаться, потому что начинать нужно было срочно, а у меня в самом разгаре был последний «Протектор». В целом же у меня нет того «аппила», который нужен для супергеройских комиксов.

>С какими персонажами хотел бы поработать?

Я десять лет мечтал нарисовать комикс про Хеллбоя, и в текущей его линейке успели отметиться уже абсолютно все художники, с которыми мы когда-то вместе шпарили фанарты «по Миньоле» на девиантарте. Но мой поезд уже ушёл, да и «вселенную» Хеллбоя я в итоге разлюбил — слишком раздулась бесполезными спин-оффами.

Ещё, может быть, Дисишный Орион? Можно было бы показать Митчу Джерадсу, как быть с наследием Кирби и Симонсона. 

> Как часто поступают предложения от Российских авторов/издательств? Есть ли интересные, над которыми не удалось поработать? Почему отказываешься?

Пару лет назад поступали, потом перестали. Иногда просто намекали на какие-то перспективы, но у любого нашего издательства планы меняются очень быстро и сильно зависят от рынка. Однажды даже предложили рисовать комикс по «Сказкам Старой Руси», но «Сказки» эти, по-моему, невыносимая мура, и я отказался.

> «Славянский Нигилизм» вышел на русском и английском языках. Как его приняла публика у нас и за рубежом? Был ли отклик от читателей?

Чтобы речь шла о приёме широкой публики, нужно, наверное, чтобы антология выходила в широком доступе. У меня же всё-таки умышленно маленькая ниша, в которой большая часть дистрибуции лежит на мне, в каждой книжке есть маленький индивидуальный рисунок и т.п. Я не работаю (во всяком случае, пока что) с оптовиком в России, и могу лишь по чуть-чуть отправлять книжки в американские магазины или на фестивали. 

Мне приятно работать с так называемой core-аудиторией – небольшая, но преданная группа читателей со всех концов мира. И ещё – вдвойне приятно, что я могу представлять этой аудитории работы других наших авторов, и под этим предлогом работать с просто замечательнейшими картунистами и писателями. Чисто логистически пока сложно представить «Славянский Нигилизм», где я участвую только как редактор-составитель, но в будущем я бы хотел именно такого.

>Как ты думаешь, где твоё творчество пользуется большим интересом со стороны публики?

Та самая «кОровая» аудитория делится примерно 60/40 между иностранцами и соотечественниками. В России это люди, пришедшие когда-то за стимпанк-вебкомиксами, и дожившие вместе со мной до комиксов про избы с чертями и говорящих котов-разбойников, в Штатах – люди, пришедшие за «полнометражными» комиксами, но оставшиеся ради зинов. 

И там, и там – это люди, с которыми мы или уже на одной волне, или настраиваемся на неё вместе. И во всем этом есть даже познавательный элемент для англоязычной публики.

> Ты сейчас зарабатываешь только как художник? Насколько подобное возможно в Российских реалиях?

Всегда только как художник зарабатывал. Насчёт исключительно российских реалий не совсем уверен – я вроде как всё равно бОльшую часть денег зарабатываю «там», не в России. В «голодный» год мой Патреон вкупе с продажей зинов и оригинального арта обеспечивают российский уровень жизни, но самые «денежные» мои «патроны» не из России.

> Какие перспективы видишь для Российских комиксов в будущем?

Хорошие, если перестанем гнаться за Большой Деньгой марвел-фильмов и господдержкой. Комиксы должны быть как сорняки, злые и неубиваемые.

Чудо Женщина (Глеб Мельников)

Глеб Мельников о работе с BUBBLE и над «Чудо-Женщиной»

Альманах «Славянский Нигилизм». На данный момент вышло три журнала и готовится четвёртый. Главной особенностью историй, рассказанных на его страницах, является акцент, сделанный на атмосфере российского фольклора. Вот только Артём не углубляется в глубокую древность, как это делает, например, Майк Миньола, а говорит с читателем на языке историй, на которых вырос сам. А это сказки конца XIX – начала XX веков. Их действие происходит вдали от больших городов, в глубинке, что даёт эффект возможности реального существования в любой отрезок времени. Артём не привязывается к какому-то временному периоду, что делает его произведениями актуальным всегда. Особенно хороша история «Лягушонок», не смотря на то, что её события происходят в относительной современности, комикс вписывается отлично в общую атмосферу, сохраняя налёт фольклорного мистицизма глубинки. Все три вышедших выпуска можно скачать в магазине Артёма (активно до мая 2020).

Это делает альманах важной частью Российского Искусства, вписываясь в общий пласт культурного наследия, начатый во времена перестройки. Современные сказки, впитавшие в себя дух современности.

Что ещё почитать?

Илья Масодов – автор о котором почти ничего не известно. Его главные работы рассказывают о пионерках, ищущих мёртвых героев собственного детства. Эти книги породили жанр «Коммунистического Сатанизма», соединяя сказки с реально живущими людьми, которых политический строй мумифицировал.

Михаил Елизаров – его главная книга «Библиотекарь» написана в жанре городского фэнтези, но только она ближе к Толкину, чем к Лукьяненко. А также следует обратить внимание на рассказ «Украденные Глаза», в котором современный человек становится жертвой колдуна.

Что посмотреть?

«Упырь» (1997) – снятый в жанре неонуара, фильм о нечисти в бандитские 90-ые. Прибывшие в поисках вампира, возглавлявшего городскую мафию, убийцы сражаются с братками. И не известно, кто же страшнее – человек или упырь. Граница между мифическим злом и злом человеческим к концу стирается окончательно.

«Нечистая Сила» (1989) – фильм о человеке заблудившегося в лесу и встретившего духов из фольклора. Времена заката СССР, рассказывает о сложной судьбе персонажа, в чью жизнь сказочные артефакты и герои принесли больше вреда, чем блага. Выводы из фильма такие же, как и из большинства сказок – лёгкий путь не самый лучший и нужно быть осторожным со своими желаниями.

«Гонгофер» (1992) – фильм о приезжих из деревни в столицу казаках, один из которых становится жертвой ведьмы. Пётр Луцик (автор сюжета) умело смешивает пост-советскую реальность с лесной ворожбой.

«Прикосновение» (1992) – один из самых жутких российских фильмов. В нём рассказывается о загробной силе, стремящейся уничтожить жизнь, используя живых людей как агентов.