Алекси Нэм: «Хотелось испытать в комиксах те же приёмы, что и в работах старых мастеров»

На Comic Con Russia 2019 в Москве побывал французский автор графических романов Алекси Нэм, известный своим антропоморфными персонажами и увлекательными сюжетами. Нам удалось задать ему несколько вопросов.

Самое появление Алекси Нэма на фестивале — большая неожиданность, но очевидная радость для поклонников. Автор, у которого на русский усилиями издательства «МИФ Комикс» переведён пока что лишь один альбом из серии «Дети капитана Гранта»,  собрал на стенде целую очередь фанатов французских bd. Более того, Нэм ведь уже бывал в России несколько лет назад, когда даже официальных изданий на русском языке не было и в помине. Это ли не свидетельство интереса публики к автору, с одной стороны, и, с другой, к этому направлению рисованных историй, пока в меньшей степени представленных на рынке? Благодаря «МИФ Комиксу» мы смогли задать Алекси Нэму несколько вопросов.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Alexis Nesme (@alexis.nesme)

  1. Расскажите немного, как попали в мир комикса? 

Как и большинство французов, я много комиксов читал в детстве — Астерикса, Тинтина, журналы с Микки-Маусом и так далее — и всегда много рисовал, то есть, я довольно рано понял, что хочу стать художником и рисовать комиксы. И, как только появилась такая возможность, поступил в художественное училище.

  1. Как вы нашли свой стиль?  Это был сознательный поиск или так просто сложилось?

Если вы имеете в виду персонажей-животных, то, скорее, так сложилось — просто когда мне предложили сделать графическую адаптацию любого, на выбор, литературного произведения для коллекции издательства «Делькур», я выбрал «Франкенштейна» и там у меня были обычные персонажи, в виде людей… Никаких животных! Но, как оказалось, к тому моменту другой художник уже заканчивал свою версию «Франкенштейна» для той же коллекции. Однако издателю очень понравились мои страницы и он предложил выбрать другое произведение. Я остановился на Жюле Верне, и идея с персонажами-животными появилась сама собой — мне показалось, что для приключенческой истории, рассчитанной, прежде всего, на детскую и подростковую аудиторию, это будет хорошим решением.
Если же говорить о моём стиле немного шире, то меня всегда в первую очередь интересовали вопросы свето- и цветопередачи в «банд дессине», мне хотелось испытать в  комиксах те же художественные приёмы, что использованы в работах старых мастеров — французских, итальянских, голландских…

  1. Вы известны тем, что потрясающе создаете антропоморфных животных в виде персонажей. Кто ваш любимый персонаж? А какой реальный зверь нравится?

Спасибо! Любимый персонаж?.. Даже не знаю… Трудно выбрать кого-то одного. Я старался подбирать животных под каждый конкретный характер, какую-то черту… Так француз Паганель стал лягушкой, основательный и упрямый майор Мак-Наббс — медведем, а главный злодей книги, Айртон — волком. Какой из реальных зверей нравится тоже прямо вот так с ходу сказать не берусь, особенно, если речь идёт именно о диких животных.

  1. Жюль Верн — это классика приключенческого жанра. Как вы думаете, сейчас Верн актуален, интересен современному читателю?

Кому как, люди разные… Конечно, во Франции современная молодежь знает Верна меньше, чем представители старшего поколения, но на автограф-сессиях, тем не менее, я вижу много детей, которые читали «Детей капитана Гранта» и другие романы Жюля Верна. Кстати, у нас больше популярны его фантастические романы вроде «Из пушки на Луну» или «20 тысяч лье под водой», чем чисто приключенческие — такие, как тот же «Капитан Грант».Алекси Нэм на Comic Con Russia (geekster.ru)

  1. Вы рисуете, используя множество техник и инструментов. А что думаете о «цифре»? Она когда-нибудь заменит рисованный от руки комикс?

Ну, я тоже использовал цифровое рисование в ряде предыдущих работ, это очень удобный инструмент для  реализации некоторых идей, особенно, если речь идёт, скажем, об анимации… Но собственно в комиксах сейчас я, действительно, рисую руками, используя технику «прямого цвета» — т.е., мои оригиналы от начала до конца сделаны от руки. В зависимости от поставленной задачи, я использую самые разные типы красок — тушь, пастель, акварель, гуашь, масло… Как я уже говорил, главное для меня — работа со светом и её цветовая реализация в том или ином эпизоде — по крайней мере, в работах последних лет, начиная как раз таки с «Детей капитана Гранта»; тот же «Грабуйон» — это совсем другая история… Заменит ли цифра ручное рисование?.. В ближайшее время — точно нет, а там видно будет.

  1. В ваших «Детях капитана Гранта» очень много фотореалистичных пейзажей. Вы как-то по особенному над этим работали?

О, да! Собственно, выбор именно этого романа, «Детей капитана Гранта», во много был продиктован возможностью рисовать самые разные пейзажи — книга-то приключенческая, герои путешествуют по дальним, экзотическим даже для сегодняшнего читателя, странам. Там постоянно меняются ландшафты: горы, долины, пустыни, тропические леса… И, конечно, море, в самых разных состояниях! Настоящее раздолье для пейзажиста. Я очень тщательно работал над изображением всех этих живописных мест, в которых проходит действие книги, стараясь придать им вид полотен 19 века и ранее — и использовать соответствующие художественные техники, порой довольно замысловатые и не слишком типичные для «банд дессине».
Дети капитана Гранта

  1. Комикс или графический роман? Есть ли вообще такое разделение или это искусственные названия?

Ммм… Начать с того, что во Франции словом «комикс» называют исключительно американскую, как правило, супергеройскую продукцию. Для своих рисованных историй используется термин «банд дессине» или просто «БД». Поэтому противопоставление «комикс — графический роман» у нас может быть актуально только в контексте американской комикс-культуры. Хотя сам термин «графический роман» у нас широко используется, под ним подразумевают современные авторские произведения, достаточно объемные, поднимающие порой довольно сложные проблемы социального, политического характера. Как правило, это глубоко личные произведения, они рассчитаны на взрослую публику, о них много говорят в прессе и в интернете, их обсуждают серьёзные литературные критики. Но прямого противопоставления БД и графических романов всё-таки нет; скорее они дополняют друг друга. Нет и четкого разделения на читателей того и другого — разве что есть категория читателей, которые в детстве не любили и совсем не читали БД, но, став взрослыми, открыли для себя этот мир именно благодаря современным графическим романам, которых выходит довольно много и на любой вкус, в том числе, с точки зрения чисто графической, «художнической».

  1. Вы ведь в Москве уже второй раз, кажется. Что изменилось, на ваш взгляд, в городе и в области комиксов?

Да, я был в России в 2013-м, в Москве и в Саратове. В первый раз это была зима, так что главное отличие лично для меня — тогда было очень холодно! А в этот раз можно было спокойно гулять — правда, времени в Москве было не слишком много, за эти годы индустрия комиксов, судя по всему, сильно выросла и появилось много читателей. По крайней мере, если судить по очередям на автограф сессиях — шесть лет назад все было совсем иначе, когда у меня еще не было книг на русском. Да и вообще, переведенных БД, насколько я понимаю, тогда почти не было — а сейчас я вижу на стендах немало известных у нас книг, и люди их покупают. То есть, российские читатели постепенно открывают для себя мир европейского комикса!

Редакция выражет огромную благодарность «МИФ Комикс» за помощью с интервью.